ЖЕЛТАЯ КНИГА

Желтая книга • ru.knowledgr.com

ЖЕЛТАЯ КНИГА

Желтая Книга, изданная в Лондоне с 1894 до 1897 Элькином Мэтьюсом и Джоном Лейном, позже одним только Джоном Лейном, и отредактированным американцем Генри Харлэндом, была ежеквартальным изданием литературное периодическое издание (оцененный в 5 с.), который предоставил его имя к «Желтым девяностым».

Это был ведущий журнал британских 1890-х; до некоторой степени связанный с Эстетством и Упадком, журнал содержал широкий диапазон литературных и артистических жанров, поэзии, рассказов, эссе, книжных иллюстраций, портретов и воспроизводства картин.

Обри Бердслей был его первым художественным редактором, и ему приписали идею желтого покрытия с его связью с незаконной французской беллетристикой периода.

Он получил работы такими художниками как Чарльз Кондер, Вильгельм Ротенштайн, Джон Сингер Саржен, Уолтер Сикерт и Филип Уилсон Стир.

Литературное содержание не было менее выдающимся; авторы, которые способствовали, были: Макс Бирбом, Арнольд Беннетт, «Бэрон Корво», Эрнест Доусон, Джордж Джиссинг, сэр Эдмунд Госс, Генри Джеймс, Ришар Ле Гальенн, Шарлотта Мью, Артур Симонс, Х. Г. Уэллс, Уильям Батлер Йейтс.

Хотя Оскар Уайлд никогда ничего не издавал в пределах его страниц, это было связано с ним, потому что Бердслей иллюстрировал свою Саломе и потому что он дружил со многими участниками.

Кроме того, в Уайлде Портрет Дориана Грея (1891), главное тлетворное влияние на Дориане — «желтая книга», которую лорд Генри посылает, чтобы развлечь его после самоубийства его первой любви.

Этой «желтой книгой», как понимают критики, является À rebours Йорисом-Карлом Гюисмансом, представительной работой Парижского упадка, который в большой степени влиял на британских эстетов как Бердслей.

Такие книги в Париже были обернуты в желтую бумагу, чтобы привести в готовность читателя к их похотливому содержанию. Не ясно, однако, является ли Дориан Грэй прямым источником для названия обзора.

Вскоре после того, как Уайлд был арестован в апреле 1895, Бердслей был уволен как художественный редактор периодического издания; его пост, принятый издателем, Джоном Лейном, которому помогает другой художник, Паттен Уилсон.

Хотя критики утвердили, что качество его содержания уменьшилось после того, как Бердслей уехал и что Желтая Книга стала транспортным средством для продвижения работы авторов Лейна, удивительно высокий стандарт и в искусстве и в литературе сохранялся до периодической прекращенной публикации весной 1897 года. Достойной внимания особенностью было включение работы женщинами — авторами и иллюстраторами среди них Элла Д'Арси и Этель Колберн Майн (оба также служили помощниками редактора Харлэнда), Джордж Эджертон, Розэманд Марриотт Уотсон, Ада Леверсон, Нетта и Нелли Сиретт и Этель Рид.

Возможно, показательный Желтого Book's прошлое значение в литературных кругах его дня — ссылка на него в вымышленной части спустя тридцать три года после того, как это прекратило публикацию.

Американский автор Уилла Кэсер отметил его присутствие в личной библиотеке одного из ее характеров в рассказе, «Двойной День рождения», отмечая, что это потеряло свою «власть обольстить и стимулировать».

Желтая Книга отличалась от других периодических изданий, в которых она была выпущена в цельнотканевом переплете, сделал строгое различие между литературным и художественным содержанием (только в одном или двух случаях, были, они связанные), не включал последовательную беллетристику и не содержал рекламных объявлений кроме списков издателей.

Начальный прием

Желтый Book's яркий цвет немедленно связал периодическое издание с незаконными французскими романами — ожидание, многие думали грубого содержания внутри.

Статья 'A Defence of Cosmetics' Макса Бирбома появилась в первом объеме, вызвав что-то вроде сенсации и установив его reputaion.

Все же обычно Желтый Book's первый список участников означал нерадикальное, типично консервативное собрание авторов: Эдмунд Госс, Уолтер Крейн, Фредерик Лейтон и Генри Джеймс среди других.

https://www.youtube.com/watch?v=98z2xZZrmks\u0026list=PL4fwC57r_1nuKFeqknO5wG8C3xWmMKY6C

На его публикацию Оскар Уайлд отклонил Желтую Книгу как «не желтый вообще».

В Романтичных 90-х Ришар Ле Гальенн, поэт отождествил с Новой Литературой Упадка, описал Желтую Книгу как следующее: «Желтая Книга была, конечно, нова, даже нанесение удара, но за исключением рисунков и художественных оформлений Бердслей, который, замеченный таким образом впервые, весьма естественно затронул большинство людей как сразу потрясение, отталкивающее, и захватывающее, трудно понять, почему это должно было казаться настолько отвратительным. Но общественность — инстинктивное существо, не половина столь глупого, как обычно считается само собой разумеющимся. Это очевидно учуяло что-то странное и довольно вызывающий тревогу о странном новом ежеквартальном издании, и таким образом это почти немедленно расценило его как символический относительно новых движений, которые это только частично представляло».

Влияние Обри Бердслей

Желтая Книга была должна большую часть своей репутации Обри Бердслей, который, несмотря на remonstrations Джона Лейна, неоднократно пытался потрясти общественное мнение. Лейн кропотливо просмотрел бы рисунки Бердслей перед каждой публикацией, как Бердслей был известен сокрытием «несоответствующих» деталей в его работе.

Всюду по вкладу Бердслей в Желтую Книгу эти два были пойманы в игре в прятки. Исследование Лейном рисунков Бердслей предполагает, что он хотел, чтобы Желтая Книга была публикацией, только немного связанной с Упадком, отвратительным эстетичный.

Действительно, Лейн все время подчеркивал, что желал, чтобы работа была подходящим материалом чтения для любой аудитории.

Однако Бердслей открыто дразнил викторианский артистический идеал, который он рассмотрел, чтобы быть и ханжеским и лицемерным. Произведение искусства Бердслей было, возможно, самым спорным аспектом Желтой Книги; о его стиле думали и очень неестественный и гротескном, и он был открыто высмеян в современных периодических изданиях.

В ответ Бердслей умно издал два рисунка, стилистически расходящиеся к его собственному под именами Филип Брукхтон и Альберт Фоштер в Желтом Book's третий объем. В то время как субботний Обзор назвал часть Бротона «рисунком заслуги» и Фоштер «умное исследование», они порицали рисунки под собственным именем Бердслей, считая их «столь же странными как всегда».

Вклад Бердслей преобразовал Желтую Книгу в периодическое издание, связанное с более декадентскими отношениями конца века. Это было решение и Бердслей и Генри Харлэнда, чтобы проектировать книгу в соответствии с французским романом.

Это решение было ключевым фактором в порождении удаления Бердслей из периодического издания. СМИ по ошибке сообщили о желтой книге, которую Оскар Уайлд нес к своему испытанию, чтобы быть самой Желтой Книгой, когда это фактически был французский роман.

Салли Леджер пишет в «Женщинах Уайлда и Желтой Книге: Сексуальная Политика Эстетства и Упадка»», s далеко как газеты был затронут, Уайлд, сопровождалась к его испытанию Желтой Книгой, и такие сообщения средств массовой информации цементировали в культурном воображении 1890-х ассоциацию между Желтой Книгой, эстетством и Упадком и, после апреля и мая 1895, гомосексуализм».

Согласно Стэнли Вейнтробу, «Цвет Желтой Книги был соответствующим отражением 'Желтых девяностых', десятилетия, в которое викторианство уступало дорогу среди модного к отношениям Регентства и французским влияниям; Поскольку желтый не был только обстановкой печально известного и нарядил предвикторианское Регентство, но также и предположительно злого и декадентского французского романа». Если Желтая Книга столь «не смела», как ее проспект дал объявление, это была все еще часть авангарда культурных дебатов, которые символизировали главную борьбу «Желтых девяностых». Его разнообразное множество участников связало Желтую Книгу с «импрессионизмом, феминизмом, натурализмом, щегольством, символикой и классицизмом [который] все участвуют [d] в политике упадка в девяностых». Сабин Дорэн пишет (в ней Культура Желтого, или, Визуальная Политика последней Современности), что «с момента ее концепции, Желтая Книга представляет себя как наличие тесной связи с культурой скандала; это — фактически, один из прародителей этой культуры».

Искусство, отдельное от текста

Желтая Книга была признана «… коммерчески самым амбициозным и типографским способом самым важным из периодических изданий 1890-х.

[Это] дало самое полное выражение двойному сопротивлению графиков против литературы и Искусства против торговли, двойная борьба, символизируемая соединенными словами на страницах содержания Желтых Книг: Letterpress и Pictures, Литература и Искусство»

Желтый Book's страницы содержания отличались от викторианских идей относительно искусства, где» [t] exts предписал картины а не наоборот». На Иллюстрации Книг: Руководство для Использования Студентов, Джозеф Пеннелл объясняет, что «иллюстрация действительно — произведение искусства…, которое является объяснительным».

Интервьюируемый перед появлением Желтого Book's первая публикация, Харлэнд и Бердслей отвергнули идею, что функция произведения искусства была просто объяснительной:» Не должно быть никакой связи безотносительно [между текстом и иллюстрациями]. [Они] будут довольно отдельными».

Равновесие, которое Желтые Книжные позы между искусством и текстом подчеркнуты отдельными титульными листами перед каждой отдельной работой или литературные или иллюстрированные.

Использование титульных листов объявляет о части, прежде чем глазу зрителя позволят бросить взгляд на него, отделяя работу от других вкладов и представляя каждую отдельную работу и как серьезную и как независимую от целого.

Расположение страницы

Желтый Book's отличался существенно от текущих викторианских периодических изданий: «… его асимметрично помещенные названия, щедрые края, изобилие белого пространства и относительно квадратная страница объявляют определенный и существенный долг Желтой Книги Уистлеру».

Обильная сумма пробела, используемого Желтой Книгой, принесла простоту журнала и элегантность, стилистически омрачив «обезболивающий беспорядок типичной викторианской страницы».

Использование белого пространства положительное, а не отрицательное, одновременно таща глаз читателя к чистой странице как эстетический и по существу созданный объект.

Первая проблема Желтого Book's проспект вводит его «как книгу в форме, книгу, по сути; книга, красивая, чтобы видеть и удобный для ручки; книга со стилем, книга с концом; книга, что каждый книголюб будет любовь с первого взгляда; книга, которая сделает книголюбов из многих, кто теперь равнодушен к книгам».

Решение напечатать Желтую Книгу в Caslon-старом лице далее показало связи, которые Желтая Книга придерживалась Возрожденцев. Caslon-старое лицо, «возрождение восемнадцатого века семнадцатого века типографский стиль» стало «шрифтом преднамеренной и принципиальной реакции или анахронизма».

Шрифт обычно резервировал для религиозной и духовной работы, ее использование на страницах Желтой Книги сразу отождествило его с «Религией Красоты». Использование модных словечек на каждой странице увеличило Желтый Book's, связываются с устаревающим.

Оба вытесненные и навязчивые, крылатая фраза прерывают познавательный процесс чтения: “прозрачный для создания… физический знак, который составляет акт чтения; и в выполнении этого, модные словечки участвуют в ‘pictorialization’ книгопечатания”.

Прерывая читателей посредством самого использования несоответствующего текста, модные словечки предоставляют печатному слову основательность формы, которая иначе проигнорирована.

Упоминания в литературе

Желтая Книга упомянута во В. Сомерсете Моэме Бремя страстей человеческих:

Желтая Книга также упомянута в Ивлине Во, Произвел Больше Флагов:

Желтая Книга пародировалась в романе Роберта Хикэна 1894 года Зеленая Гвоздика как Желтое Бедствие, которое содержит рисунок Обри Бердслей Архиепископа Кентерберийского, сидящего в тачке, состоящей всего из трех линий, чтобы сформировать изображение. Лорд Реджиналд Гастингс (вымышленное изображение лорда Альфреда Дугласа) делает следующее замечание, «Что изящная простота!»

В библиотеке главного героя рассказа Уиллы Кэсер, «Двойной День рождения»:

Стихотворение «The arrest of Oscar Wilde at the Cadogan Hotel» Джона Бетджемена описывает Уайлда как высказывание:

И Бьюкен имеет в нем теперь:

Одобрение того, что одобрено

https://www.youtube.com/watch?v=tYOH_b41fEk\u0026list=PL4fwC57r_1nuKFeqknO5wG8C3xWmMKY6C

Столь же ложное как ухоженная клятва.

В Идеальном Муже Оскаром Уайлдом говорит г-жа Чевели (довольно безнравственный характер):

Книга, посланная лордом Генри Дориану Грэю в романе Уайлда, который способствует значительно его спуску в коррупцию, также описана как являющийся

Внешние ссылки

Все 13 объемов доступны в желтых девяностых онлайн в различных форматах, с введениями в каждый объем, обзоры периода и биографии участников.

Все 13 объемов также доступны представлению или загрузке с www.archive.org в различных форматах:

  • Желтая книга: иллюстрированный ежеквартально: том I, апрель 1894
  • Желтая книга: иллюстрированный ежеквартально: том II, июль 1894
  • Желтая книга: иллюстрированный ежеквартально: том III, октябрь 1894
  • Желтая книга: иллюстрированный ежеквартально: том IV, январь 1895
  • Желтая книга: иллюстрированный ежеквартально: том V, апрель 1895
  • Желтая книга: иллюстрированный ежеквартально: том VI, июль 1895
  • Желтая книга: иллюстрированный ежеквартально: том VII, октябрь 1895
  • Желтая книга: иллюстрированный ежеквартально: том VIII, январь 1896
  • Желтая книга: иллюстрированный ежеквартально: том IX, апрель 1896
  • Желтая книга: иллюстрированный ежеквартально: том X, июль 1896
  • Желтая книга: иллюстрированный ежеквартально: том XI, октябрь 1896
  • Желтая книга: иллюстрированный ежеквартально: том XII, январь 1897
  • Желтая книга: иллюстрированный ежеквартально: том XIII, апрель 1897

Источник: https://ru.knowledgr.com/00161209/%D0%96%D0%B5%D0%BB%D1%82%D0%B0%D1%8F%D0%9A%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%B0

Получение желтой книги (Yellow Tabien Baan): личный опыт

ЖЕЛТАЯ КНИГА

Желтая домовая книга стала актуальной с введением налога на землю, о котором неплохо написано здесь: http://www.investeast.co.th/ru/articles/671-new-land-building-tax   и http://www.investeast.co.th/ru/articles/676-new-land-building-tax-expained. 

К желтой домовой книге дается бонус: розовая ID карта.

Говорят, что (мы сами не проверяли):

  1. Не будет налога на квартиру (см. ссылки выше). Посмотрим.
  2. Можно не носить паспорт — сейчас без него ни в госпиталь не попадешь, ни на местные самолеты, ни в отели по стране — с розовой ID картой можно без паспорта.
  3. Платить меньше при входе в национальные парки. Иногда и меньше в гос. госпиталях. 
  4. Какие-то плюшки, о которых то там то сям читаю на форумах (см. пример плюса на скриншоте), без проблем открывать счета в тайских банках….
  5. Шоб було. Пока есть возможность сделать любые документы в стране, открывать счета и т.д. — нужно делать! Опыт показывает, что возможности исчезают, а документы остаются и пригождаются. 

Документы и требования

Я рассказываю как делали мы и те, кому советовала — мы все получили без проблем по такой схеме. Возможно, кто-то делал иначе — не знаю.

Могу советовать только то, что прошли «на себе». 

Желтую книгу мы получали в мэрии (Pattaya City Hall) — рядом с ТЦ «21 Терминал».

Наши вводные данные:

  1. Квартира, иностранная квота (на тайские квоты и дома схема возможно не распространяется!).
  2. Один собственник — муж (при этом мы вписали в желтую домовую книгу обоих).

Желтую книгу можно получить на одну квартиру — если владеете несколькими, на одну будет желтая, на остальные — только синие ( у нас сейчас именно так). 

Основные требования:

  • Находиться в Таиланде по долгосрочной визе. Кто приезжает в Таиланд по штампу или туристической визе не могут получить желтую книгу.
  • Остаточный срок визы должен быть более 6 месяцев, лучше подавать документы на Yellow Tabien Baan сразу после получения визы.  Если прийти в мэрию со всеми документами за 2-3 месяца до окончания визы — 100% будет отказ. 
  • Иметь правильно оформленные документы: ваши ФИО в паспорте, в чаноте, в свидетельстве о рождении должны быть одинаковыми на тайском языке.
  • Тайские свидетели: двое. И они должны иметь помимо паспортов (ID) свои синие Tabien Baan. 

С пунктом ДОКУМЕНТЫ у нас и наших знакомых была проблема: у всех в чаноте были неверные данные. Привет «супер-профи» риэлторам! 

Как нужно было делать до покупки недвижимости писала здесь: https://kakuda.ru/thailand/visas/do-i-posle-pokupki-kvartiry-o-chem-molchat-rijeltory.html 

Есть два решения:

  1. Сделать верные документы/переводы в Посольстве или Консульстве и с ними переделать всё в Pattaya Land Office.
  2. Взять неверное написание из чанота и попросить в Консульстве вписать имя именно так в перевод паспорта. Далее во всех документах будет копироваться ошибка. 

Мы пошли по первому пути и считаю, что именно такой вариант правильным. Делать всё коряво на всех документах — плохой выбор, это оставим местным риэлторам.

Как изменить данные в чаноте:

  1. Сделать перевод загранпаспорта. О нюансах писала здесь. Перевод заверить в МИД (советую сразу все документы перевести и легализовать «одним махом»). 
  2. Сделать справку о том, что Вася Пупкин в чаноте это и есть вы -Иван Иванов.

    Мы и перевод паспорта и справку делали в почетном Консульстве в Паттайе. 
    Обязательно принести с собой чанот, чтобы сотрудники переписали неверные данные!!!

    .

    Собственно говоря принести чанот в Консульство — это первый шаг в сборе документов: сразу выяснится верно или нет вписаны ваши ФИО.

  3. С документами (загранпаспорт, чанот, перевод занранпаспорта и справка из Консульства/Посольства) прийти в Лэнд Офис. При входе, на первом этаже нужно пояснить, что вы пришли изменить имя в чаноте, взять номерок. Далее — на второй этаж (обычно окна 15-16) — подаете все документы. Сотрудник начнет переоформление, а вас направит оплатить изменения (касса при входе, сумма — 60 бат). Переоформление занимает 15-30 минут в зависимости от количества людей -загруженности работников. 

    В итоге вам выдадут чанот с исправленными данными, заверенными печатью.

Документы для получения желтой книги

1.   Переведенные на тайский и легализованные в МИД документы. У нас это были:

  • загранпаспорта (первые страницы)
  • свидетельство о браке
  • наши свидетельства о рождении

Поскольку квартира оформлена на мужа и ФИО родителей вписаны в документы Лэнд Офиса, можно было обойтись без его свидетельства о рождении —  при покупке квартиры дают лист на тайском с гербом и данными отца и матери.  Даже если потеряли — в Pattaya Land Office выдадут заверенную копию. Наши соседи сделали именно так, поскольку все — собственники. 

Загранпаспорт: перевод английских слов на тайский.

Свидетельства (о браке, о рождении): вначале с русского на английский, далее — с английского на тайский. Для легализации нужно именно в таком порядке — с русского на тайский не примут. 

2.  Сертификат о резидентстве (Residence Certificate): делается в иммигрэйшн офисе. В графе назначение указать:  for Pattaya City Hall (Tabien Baan). Residence Certificate действителен один месяц и делается 15-30 минут, поэтому сильно заранее заморачиваться с ним не нужно.

Для получения Residence Certificate потребуются :

  • документы на квартиру (чанот, синяя книга) — оригиналы и копии;
  • свидетельство о браке (легализованный перевод), если владелец один, а сертификаты делают оба супруга — оригинал и копии; 
  • паспорта- оригиналы и копии (разворот первой страницы; визы; вкладыш с регистрацией; иммиграционная карта въезда); 
  • две фотографии;
  • заявление (дают при входе в иммигрейшн офис).

Заявление можно скачать у нас и заполнить дома:

3.  Документы на квартиру: чанот; синяя книга; документ из Земельного Департамента о покупке недвижимости (бумага на тайском с гербом сверху). 

4.   Две фотографии

Когда собраны все документы, нужно вместе с двумя тайцами прийти в Сити Холл и начать оформление.

Не забываем: кроме ID/паспортов у тайцев должны быть свои синие книги (Tabien Baan).

СОВЕТ: договоритесь с менеджерами управляющей компании, которые помимо прочего  хорошо говорят на английском — в мэрии это пригодится! 

У нас менеджеры помогали сотрудникам мэрии заполнять документы, что существенно ускорило процесс. Плюс были переводчиками во время своеобразного опроса: каждому задают много вопросов типа: сколько раз вы ранее были в Тае? Когда первый раз? когда вы купили квартиру? а какова причина покупки и тд. и т.п.
Вопросы всем разные!

После заполнения бумаг и сдачи документов  сотрудники мэрии будут еще оформлять всё 1-2 недели. В нашем случае через 10 дней позвонили в офис кондо, что всё готово и требуется прийти еще раз (снова вместе с тайцами — тайские граждане с документами приходят ДВАЖДЫ!). 

Второй раз мы еще что-то подписывали, включая пустые листы (о ужас!). Всё заняло 15 минут. 

Через неделю звонок менеджеру управляющей: желтая книга готова.

Третий раз мы уже поехали сами — просто забрали желтую домовую книгу с нашими именами, синюю книгу и  какие-то бумаги с нашими фото (думаю нужны для получения ID, которое сейчас, во время карантина получить нельзя — сказали приехать позже).

Со всеми переводами -легализациями — ожиданиями получение Yellow Tabien Baan заняло у нас месяц.

Как получить розовое ID напишу после карантина, когда откроют такую возможность. 

Источник: https://kakuda.ru/thailand/poluchenie-zheltoj-knigi-yellow-tabien-baan-lichnyj-opyt.html

Солнце на полке: 20 ярких книг в жёлтых обложках

ЖЕЛТАЯ КНИГА

Лето на исходе, а продлить эти солнечные дни не позволяет пасмурное небо и промозглый ветер. И мне непременно хочется добавить красок в повседневность, не исключая и книги, которые проводят со мной большую часть моего времени.

Держать на прикроватной тумбочке или в рюкзаке томик радостного желтого цвета мне будто бы жизненно необходимо. Каждый раз, когда взгляд выхватывает это яркое пятно цвета, сердце радостно трепещет. Провожать лето с желтыми книгами, получается значительно легче

Какие книги носят желтые обложки в русских изданиях? Привела небольшой список. Аннотации к книгам, как всегда, в карусели ниже.

  1. Кристина Кабони. Таинственный язык мёда
  2. Лори Нельсон Спилман. Счастливые сестры Тосканы
  3. Робин Роу. Птица в клетке
  4. Нэнси Горовиц-Клейнбаум. Общество мертвых поэтов
  5. Кэтрин Стокетт. Прислуга
  6. Джонатан Келлерман. Обман
  7. Люси Фоли. Охотничий дом
  8. Дэвид Юн. Весь мир Фрэнка Ли
  9. Филиппа Грегори. Ещё одна из рода Болейн
  10. Андреа Камиллери. Следы на песке
  11. Кристель Дабо. Сквозь зеркала. Тайны полюса
  12. Сергей Довлатов. Чемодан
  13. Эка Курниаван. Красота это горе
  14. Грэм Симсион. Проект Рози
  15. Уильям Уортон. Пташка

Где-то глубоко внутри Анжелика знает свое предназначение. Ее поступь на жизненном пути легка: путешествия с места на место, всегда своевременное бегство от надвигающейся бури, улыбка от любой маленькой радости. Но ничего не заменит ей истинного дома, того единственного уголка рая на земле. В тихом саду среди ульев и их обитателей Анжелика дышит полной грудью.

Букет ароматов цветов щекочет нос, тихая вибрация пчелиных крыльев обволакивает. Когда-то давно девушка познала тайные секреты пчел. Родной дом зовет ее, а судьба ведет по песчаной тропинке обратно к истокам. На пороге дома девушку ждут разочарование, радость, любовь и предательство. И конечно, те, кто понимает Анжелику лучше всего — пчелы.

Где-то глубоко внутри Анжелика знает свое предназначение. Ее поступь на жизненном пути легка: путешествия с места на место, всегда своевременное бегство от надвигающейся бури, улыбка от любой маленькой радости. Но ничего не заменит ей истинного дома, того единственного уголка рая на земле. В тихом саду среди ульев и их обитателей Анжелика дышит полной грудью.

Букет ароматов цветов щекочет нос, тихая вибрация пчелиных крыльев обволакивает. Когда-то давно девушка познала тайные секреты пчел. Родной дом зовет ее, а судьба ведет по песчаной тропинке обратно к истокам. На пороге дома девушку ждут разочарование, радость, любовь и предательство. И конечно, те, кто понимает Анжелику лучше всего — пчелы.

Где-то глубоко внутри Анжелика знает свое предназначение. Ее поступь на жизненном пути легка: путешествия с места на место, всегда своевременное бегство от надвигающейся бури, улыбка от любой маленькой радости. Но ничего не заменит ей истинного дома, того единственного уголка рая на земле. В тихом саду среди ульев и их обитателей Анжелика дышит полной грудью.

Букет ароматов цветов щекочет нос, тихая вибрация пчелиных крыльев обволакивает. Когда-то давно девушка познала тайные секреты пчел. Родной дом зовет ее, а судьба ведет по песчаной тропинке обратно к истокам. На пороге дома девушку ждут разочарование, радость, любовь и предательство. И конечно, те, кто понимает Анжелику лучше всего — пчелы.

Где-то глубоко внутри Анжелика знает свое предназначение. Ее поступь на жизненном пути легка: путешествия с места на место, всегда своевременное бегство от надвигающейся бури, улыбка от любой маленькой радости. Но ничего не заменит ей истинного дома, того единственного уголка рая на земле. В тихом саду среди ульев и их обитателей Анжелика дышит полной грудью.

Букет ароматов цветов щекочет нос, тихая вибрация пчелиных крыльев обволакивает. Когда-то давно девушка познала тайные секреты пчел. Родной дом зовет ее, а судьба ведет по песчаной тропинке обратно к истокам. На пороге дома девушку ждут разочарование, радость, любовь и предательство. И конечно, те, кто понимает Анжелику лучше всего — пчелы.

Где-то глубоко внутри Анжелика знает свое предназначение. Ее поступь на жизненном пути легка: путешествия с места на место, всегда своевременное бегство от надвигающейся бури, улыбка от любой маленькой радости. Но ничего не заменит ей истинного дома, того единственного уголка рая на земле. В тихом саду среди ульев и их обитателей Анжелика дышит полной грудью.

Букет ароматов цветов щекочет нос, тихая вибрация пчелиных крыльев обволакивает. Когда-то давно девушка познала тайные секреты пчел. Родной дом зовет ее, а судьба ведет по песчаной тропинке обратно к истокам. На пороге дома девушку ждут разочарование, радость, любовь и предательство. И конечно, те, кто понимает Анжелику лучше всего — пчелы.

Где-то глубоко внутри Анжелика знает свое предназначение. Ее поступь на жизненном пути легка: путешествия с места на место, всегда своевременное бегство от надвигающейся бури, улыбка от любой маленькой радости. Но ничего не заменит ей истинного дома, того единственного уголка рая на земле. В тихом саду среди ульев и их обитателей Анжелика дышит полной грудью.

Букет ароматов цветов щекочет нос, тихая вибрация пчелиных крыльев обволакивает. Когда-то давно девушка познала тайные секреты пчел. Родной дом зовет ее, а судьба ведет по песчаной тропинке обратно к истокам. На пороге дома девушку ждут разочарование, радость, любовь и предательство. И конечно, те, кто понимает Анжелику лучше всего — пчелы.

Где-то глубоко внутри Анжелика знает свое предназначение. Ее поступь на жизненном пути легка: путешествия с места на место, всегда своевременное бегство от надвигающейся бури, улыбка от любой маленькой радости. Но ничего не заменит ей истинного дома, того единственного уголка рая на земле. В тихом саду среди ульев и их обитателей Анжелика дышит полной грудью.

Букет ароматов цветов щекочет нос, тихая вибрация пчелиных крыльев обволакивает. Когда-то давно девушка познала тайные секреты пчел. Родной дом зовет ее, а судьба ведет по песчаной тропинке обратно к истокам. На пороге дома девушку ждут разочарование, радость, любовь и предательство. И конечно, те, кто понимает Анжелику лучше всего — пчелы.

Где-то глубоко внутри Анжелика знает свое предназначение. Ее поступь на жизненном пути легка: путешествия с места на место, всегда своевременное бегство от надвигающейся бури, улыбка от любой маленькой радости. Но ничего не заменит ей истинного дома, того единственного уголка рая на земле. В тихом саду среди ульев и их обитателей Анжелика дышит полной грудью.

Букет ароматов цветов щекочет нос, тихая вибрация пчелиных крыльев обволакивает. Когда-то давно девушка познала тайные секреты пчел. Родной дом зовет ее, а судьба ведет по песчаной тропинке обратно к истокам. На пороге дома девушку ждут разочарование, радость, любовь и предательство. И конечно, те, кто понимает Анжелику лучше всего — пчелы.

Где-то глубоко внутри Анжелика знает свое предназначение. Ее поступь на жизненном пути легка: путешествия с места на место, всегда своевременное бегство от надвигающейся бури, улыбка от любой маленькой радости. Но ничего не заменит ей истинного дома, того единственного уголка рая на земле. В тихом саду среди ульев и их обитателей Анжелика дышит полной грудью.

Букет ароматов цветов щекочет нос, тихая вибрация пчелиных крыльев обволакивает. Когда-то давно девушка познала тайные секреты пчел. Родной дом зовет ее, а судьба ведет по песчаной тропинке обратно к истокам. На пороге дома девушку ждут разочарование, радость, любовь и предательство. И конечно, те, кто понимает Анжелику лучше всего — пчелы.

Где-то глубоко внутри Анжелика знает свое предназначение. Ее поступь на жизненном пути легка: путешествия с места на место, всегда своевременное бегство от надвигающейся бури, улыбка от любой маленькой радости. Но ничего не заменит ей истинного дома, того единственного уголка рая на земле. В тихом саду среди ульев и их обитателей Анжелика дышит полной грудью.

Букет ароматов цветов щекочет нос, тихая вибрация пчелиных крыльев обволакивает. Когда-то давно девушка познала тайные секреты пчел. Родной дом зовет ее, а судьба ведет по песчаной тропинке обратно к истокам. На пороге дома девушку ждут разочарование, радость, любовь и предательство. И конечно, те, кто понимает Анжелику лучше всего — пчелы.

Где-то глубоко внутри Анжелика знает свое предназначение. Ее поступь на жизненном пути легка: путешествия с места на место, всегда своевременное бегство от надвигающейся бури, улыбка от любой маленькой радости. Но ничего не заменит ей истинного дома, того единственного уголка рая на земле. В тихом саду среди ульев и их обитателей Анжелика дышит полной грудью.

Букет ароматов цветов щекочет нос, тихая вибрация пчелиных крыльев обволакивает. Когда-то давно девушка познала тайные секреты пчел. Родной дом зовет ее, а судьба ведет по песчаной тропинке обратно к истокам. На пороге дома девушку ждут разочарование, радость, любовь и предательство. И конечно, те, кто понимает Анжелику лучше всего — пчелы.

Где-то глубоко внутри Анжелика знает свое предназначение. Ее поступь на жизненном пути легка: путешествия с места на место, всегда своевременное бегство от надвигающейся бури, улыбка от любой маленькой радости. Но ничего не заменит ей истинного дома, того единственного уголка рая на земле. В тихом саду среди ульев и их обитателей Анжелика дышит полной грудью.

Букет ароматов цветов щекочет нос, тихая вибрация пчелиных крыльев обволакивает. Когда-то давно девушка познала тайные секреты пчел. Родной дом зовет ее, а судьба ведет по песчаной тропинке обратно к истокам. На пороге дома девушку ждут разочарование, радость, любовь и предательство. И конечно, те, кто понимает Анжелику лучше всего — пчелы.

Где-то глубоко внутри Анжелика знает свое предназначение. Ее поступь на жизненном пути легка: путешествия с места на место, всегда своевременное бегство от надвигающейся бури, улыбка от любой маленькой радости. Но ничего не заменит ей истинного дома, того единственного уголка рая на земле. В тихом саду среди ульев и их обитателей Анжелика дышит полной грудью.

Букет ароматов цветов щекочет нос, тихая вибрация пчелиных крыльев обволакивает. Когда-то давно девушка познала тайные секреты пчел. Родной дом зовет ее, а судьба ведет по песчаной тропинке обратно к истокам. На пороге дома девушку ждут разочарование, радость, любовь и предательство. И конечно, те, кто понимает Анжелику лучше всего — пчелы.

Где-то глубоко внутри Анжелика знает свое предназначение. Ее поступь на жизненном пути легка: путешествия с места на место, всегда своевременное бегство от надвигающейся бури, улыбка от любой маленькой радости. Но ничего не заменит ей истинного дома, того единственного уголка рая на земле. В тихом саду среди ульев и их обитателей Анжелика дышит полной грудью.

Букет ароматов цветов щекочет нос, тихая вибрация пчелиных крыльев обволакивает. Когда-то давно девушка познала тайные секреты пчел. Родной дом зовет ее, а судьба ведет по песчаной тропинке обратно к истокам. На пороге дома девушку ждут разочарование, радость, любовь и предательство. И конечно, те, кто понимает Анжелику лучше всего — пчелы.

Где-то глубоко внутри Анжелика знает свое предназначение. Ее поступь на жизненном пути легка: путешествия с места на место, всегда своевременное бегство от надвигающейся бури, улыбка от любой маленькой радости. Но ничего не заменит ей истинного дома, того единственного уголка рая на земле. В тихом саду среди ульев и их обитателей Анжелика дышит полной грудью.

Букет ароматов цветов щекочет нос, тихая вибрация пчелиных крыльев обволакивает. Когда-то давно девушка познала тайные секреты пчел. Родной дом зовет ее, а судьба ведет по песчаной тропинке обратно к истокам. На пороге дома девушку ждут разочарование, радость, любовь и предательство. И конечно, те, кто понимает Анжелику лучше всего — пчелы.

И 5 не художественных книг:

  1. Ася Казанцева. Кто бы мог подумать! Как мозг заставляет нас делать глупости
  2. Ральф Дутли.Песнь о мёде
  3. Безумная медицина. Странные заболевания и не менее странные методы лечения в истории медицины
  4. Барбара Шер. О чем мечтать
  5. Джонатан Эйг. Рождение таблетки

Книга молодого научного журналиста Аси Казанцевой — об “основных биологических ловушках, которые мешают нам жить счастливо и вести себя хорошо”. Опираясь по большей части на авторитетные научные труды и лишь иногда — на личный опыт, автор увлекательно и доступно рассказывает, откуда берутся вредные привычки, почему в ноябре так трудно работать и какие вещества лежат в основе “химии любви”.

Книга молодого научного журналиста Аси Казанцевой — об “основных биологических ловушках, которые мешают нам жить счастливо и вести себя хорошо”. Опираясь по большей части на авторитетные научные труды и лишь иногда — на личный опыт, автор увлекательно и доступно рассказывает, откуда берутся вредные привычки, почему в ноябре так трудно работать и какие вещества лежат в основе “химии любви”.

Книга молодого научного журналиста Аси Казанцевой — об “основных биологических ловушках, которые мешают нам жить счастливо и вести себя хорошо”. Опираясь по большей части на авторитетные научные труды и лишь иногда — на личный опыт, автор увлекательно и доступно рассказывает, откуда берутся вредные привычки, почему в ноябре так трудно работать и какие вещества лежат в основе “химии любви”.

Книга молодого научного журналиста Аси Казанцевой — об “основных биологических ловушках, которые мешают нам жить счастливо и вести себя хорошо”. Опираясь по большей части на авторитетные научные труды и лишь иногда — на личный опыт, автор увлекательно и доступно рассказывает, откуда берутся вредные привычки, почему в ноябре так трудно работать и какие вещества лежат в основе “химии любви”.

Книга молодого научного журналиста Аси Казанцевой — об “основных биологических ловушках, которые мешают нам жить счастливо и вести себя хорошо”. Опираясь по большей части на авторитетные научные труды и лишь иногда — на личный опыт, автор увлекательно и доступно рассказывает, откуда берутся вредные привычки, почему в ноябре так трудно работать и какие вещества лежат в основе “химии любви”.

Поддержите его лайком и подпишитесь на канал, чтобы не пропустить новые интересные подборки

Источник: https://zen.yandex.ru/media/staceykit/solnce-na-polke-20-iarkih-knig-v-jeltyh-oblojkah-5e37f377eca84c460932174e

Желтая книга сказок читать онлайн, Эндрю Лэнг

ЖЕЛТАЯ КНИГА

© Ю. В. Фокина, перевод, 2019

© АО «Издательский Дом Мещерякова», 2019

* * *

Свинопас получил свои десять поцелуев, а принцесса стала счастливой обладательницей чудесного горшочка

Посвящается Джоан, а также всем детям

Тома́ разноцветные – истинный клад.Как их ни прочти – вразнобой иль подряд, —Уже не придётся блуждать наугад.Ни карта, ни компас, поверь, не годныДля поисков дальней волшебной страны.Но как же попасть туда? – Буквы нужны!Ни много ни мало – всего тридцать три.Со страхом на это число не смотри —Садись-ка за парту, тетрадку бери!Затейливым кажется кружево строк,Учитель суров, бесконечен урок…В награду зато – путеводный клубок.Кто знает, куда он тебя заведёт?В тот край, где поющая роза цветёт,А может, и к феям лесным в хоровод?

Предисловие

Действительно – в чём вред? Фольклорное общество состоит из самых умных, образованных и прекрасных леди и джентльменов Британии. Для них нет большего удовольствия, чем изучать историю и географию Волшебной страны. А знания эти содержатся в старинных сказках, которые рассказывают сельские жители, а также представители малых народностей:

Считается, что о Волшебной стране и её обитателях этим людям известно куда больше, чем нам, европейцам. Однако и в Жёлтую книгу, и в другие разноцветные тома вошло немало авторских сказок. Сочинили их особы куда как образованные – например, Мари-Катрин де Онуа и Ганс Христиан Андерсен.

В связи с этим президент и члены Фольклорного общества заявляют, будто бы авторские истории, в отличие от остальных, не слишком правдивы, а значит, и публиковаться должны отдельно. Мы же считаем правдивыми абсолютно все увлекательные истории, потому и выпустили эту книгу с иллюстрациями мистера Генри Джастиса Форда.

Мы верим, что ни иллюстрации, ни истории не введут детей в заблуждение.

Теперь насчёт фей – есть они в природе или нет? Вопрос действительно сложный. По мнению профессора Хаксли, фей не существует. Издатель сам их никогда не видел, зато он знаком с людьми, которые встречали фей и слышали их музыку. Это было в горах Шотландии.

Поэтому, если судьба занесёт вас в Лохабер, отправляйтесь на Холм Фей – и собственными ушами сможете услышать музыку фей; только погода должна быть ясная. Опять же, если фей не существует, почему тогда люди во всём мире верят в них? Эта вера была у древних греков, у древних египтян, у индусов и у американских индейцев.

Возможно ли, чтобы столько разных народов видели и слышали то, чего нет? Например, преподобный Бэринг-Гулд ещё мальчиком несколько раз встречал фей и бывал в краю трубадуров. Из всего вышеперечисленного Издатель делает два вывода: феи существуют; феи никому не причиняют зла. Вдобавок в Англии их давно распугали заводские трубы и школьные наставники.

Что касается великанов, они были, да вымерли; гномы же и поныне попадаются в африканских лесах. Возможно, не все истории о феях абсолютно правдивы, но ведь про Наполеона, Джона Грэма Клеверхауза, Юлия Цезаря и Жанну д’Арк тоже много всякого рассказывают, а ведь они – исторические личности.

Следовательно, разумное дитя, выросшее и ставшее членом Фольклорного общества, будет крепко помнить: истории из разноцветных томов никто и не выдавал за чистую правду. . Их напечатали исключительно для развлечения. А до фактов пытливый ум всегда докопается – если, конечно, пожелает.

В Жёлтую книгу вошли русские, немецкие, французские, исландские, индейские сказки, а также сказки других народов.

Переводили их мисс Чип, мисс Альма и мисс Тайра Аллейн; мисс Селлар; мистер Крейги (он занимался исландскими сказками); мисс Блейкли; миссис Дент и миссис Лэнг.

Что касается индейских сказок, они взяты из публикаций Бюро американской этнологии. Мистер Форд, как мы уже упоминали, создал иллюстрации.

Мы надеемся, что Жёлтая книга понравится юным читателям не менее тех, что мы уже имели честь им предложить.

На прощание Издатель советует каждому прочесть сочинение мистера Теккерея «Кольцо и роза» с авторскими иллюстрациями.

Эта книга, по мнению Издателя, необходима в детской библиотеке, и родителям следует приобрести её при первой же возможности, ибо без «Кольца и розы» образование не считается завершённым.

Эндрю Лэнг

Как Мышка с Кошкой вместе хозяйство вели

Познакомилась однажды Кошка с Мышкой и уж столько ей приятных слов наговорила, столько раз в вечной любви и дружбе поклялась, что не устояла Мышка – согласилась с Кошкой в одном доме жить и вместе хозяйство вести.

Вот Кошка и говорит:

– Надо бы на зиму припасы сделать, не то голодать будем. Ты, малютка Мышка, лучше зимой дома сиди. Не ровён час, ещё в мышеловку попадёшься.

Совет мудрый, тут и возразить нечего; поэтому купили Кошка с Мышкой горшочек топлёного сала. Долго думали они, где хранить припас, и наконец Кошка предложила:

– Более надёжного места, чем церковь, нам не найти. Никому и в голову не придёт, что в церкви топлёное сало хранится. Спрячем горшочек в уголочек и не притронемся к нему, пока зима все остальные наши запасы не приберёт.

Сказано – сделано. Спрятан горшочек надёжно, и до зимы ещё далеко, да только Кошка сна и покоя лишилась: всё ей топлёное сало мерещится. Однажды не выдержала Кошка и говорит Мышке:

– Вот что, малютка Мышка. Родился у моей двоюродной сестрицы сыночек, сам беленький, пятнышки рыженькие. Просит меня сестрица быть крёстной матерью. Пойду я на крестины, а ты тут одна по хозяйству управляйся …

Источник: https://knigogid.ru/books/505225-zheltaya-kniga-skazok/toread

Все термины
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: