Викри Уильям

Как преодолеть «проклятие победителя». Нобелевскую премию присудили авторам теории аукционов, которая изменила современную экономику — Meduza

Викри Уильям

Нобелевскую премию 2020 года по экономике дали Роберту Уилсону и Полу Милгрому за развитие теории аукционов, изобретение и практическое применение новых форматов.

Если совсем кратко, лауреаты этого года создали теорию аукционов для случаев, когда ценность товара для участников зависит от информации о товаре, которой обладают другие участники, а также предложили и реализовали на практике аукционы и другие процедуры для таких случаев.

Профессор Российской экономической школы Сергей Измалков специально для «Медузы» объясняет, как их открытия поменяли правила в целых отраслях экономики — от телекоммуникаций до нефтедобычи.

Почему теория аукционов — это важно?

Вполне логичный вопрос — за что такая честь аукционам? Ведь многие знакомы с ними только по фильмам и художественной литературе, ни разу не участвовали сами, а между тем нынешняя премия — не первая, врученная за развитие теории аукционов и экономических механизмов (в 1996 году Нобелевским комитетом уже был отмечен Уильям Викри, в 2007 году — Роджер Майерсон, Эрик Маскин и Лео Гурвич).

Покупая товар, человек сравнивает цены в разных магазинах и выбирает тот, ценность от покупки которого для него самая большая с учетом цены и удобства.

Так можно описать большинство частных транзакций, то есть приобретение товаров, у которых есть множество продавцов и потенциальных покупателей и на которые установлены явные цены.

А если товаров немного или они уникальны, а явных цен нет? Например, продавая квартиру, вы хотели бы получить несколько предложений и выбрать наилучшее — это в чистом виде аукцион.

Аукционы используются повсеместно, когда:

  • товары или услуги уникальны;
  • то, во сколько участники ценят товары, — это частная информация, но при этом партнеров по сделке и цену нужно определить быстро;
  • стремясь получить максимальный доход или, в случае государства, наиболее эффективно перераспределить ресурсы, организатор не надеется на случай, а оптимизирует организацию продажи

Госзакупки, распределение квот на вылов рыбы или вырубку леса, лицензий на ведение определенной деятельности, приватизация предприятий, размещение государственного долга, биржевые торги — все это примеры областей экономики, в которых аукционы используются массово. 

Как устроены аукционы?

В теоретических исследованиях аукционы очень популярны. Это понятно.

При теоретико-игровом анализе аукционов (вычисление оптимальных стратегий поведения участников) результаты могут быть применены на практике, поскольку моделируется именно то, что происходит в реальности, без множества дополнительных абстракций или предположений. И вывод, как вести себя участникам или какой формат выбрать продавцу, максимально конкретен.

Например, аукцион первой цены — это игра, в которой каждый участник делает ставку независимо от других, а побеждает тот, у кого она выше всех.

В этом аукционе если участник ценит товар, скажем, в 1000 (это максимальная сумма, которую он мог бы заплатить), то ему нужно ставить меньшую сумму, балансируя между возможной выгодой в случае победы (1000 минус ставка) и вероятностью этой победы — а она растет с ростом ставки.

Другая разновидность — динамический аукцион на повышение, или «английский аукцион», когда игроки попеременно выкрикивают ставки, а побеждает тот, кто выкрикнул последним.

Как вариант, аукционист постепенно повышает цену, а участники сообщают, готовы ли они ее заплатить, и аукцион останавливается, когда остается только один участник.

В этом аукционе участник, ценящий товар в 1000, будет делать ставки, пока текущая цена не достигнет этого уровня. В результате победит тот, для которого предмет аукциона обладает максимальной ценностью.

Что открыли Уилсон и Милгром?

Работы предыдущих нобелевских лауреатов по теме теории аукционов показали: аукционы, в том числе достаточно простые, лучше других схем продаж с точки зрения максимизации ожидаемого дохода и общей экономической эффективности от перераспределения.

И лучшие с точки зрения теории аукционы вполне можно провести на практике, ведь аукцион — это совершенно конкретная процедура.

К тому моменту, когда к исследованиям подключились Уилсон и Милгром, многое было уже ясно для аукционов с частными ценностями — когда ценность предмета для каждого участника может быть разной и она не зависит от информации, которая есть у других. Это, например, аукционы подержанных машин и вообще любых товаров для личного пользования.

А вот аукционы с общими ценностями были совершенно неизведанной территорией, и изучил их Роберт Уилсон.

Что такое общая ценность? При продаже прав на добычу нефти участники могут получать информацию о запасах месторождения из различных источников и делать свои оценки будущей прибыли, на которых будет основана ставка на аукционе.

Но, поскольку нефть в этом месторождении одна и та же для любого потенциального победителя, настоящая ценность от права на добычу будет одинакова для всех. Зато и любая информация о предмете аукциона тоже важна для всех, чтобы не ошибиться со ставкой, — и это уже взаимозависимая ценность.

Как в такой ситуации делать ставки на аукционах? Знаменитый термин «проклятие победителя» означает, что факт победы сам по себе может быть плохой новостью. Раз ставки остальных участников оказались меньше, значит, и их оценки прибыли более пессимистичны.

После аукциона победитель может пересчитать ожидаемую прибыль, и если он заранее не учел «проклятия победителя» при определении своей ставки, то рискует не оправдать свои затраты на победу.

Рациональный участник должен сначала скорректировать свою оценку прибыли, предположив, что другие оценивают ее ниже, а он со своей ставкой в итоге победит, — и только после этого определить оптимальную ставку. Тогда он не переплатит. При этом в процессе переоценки нужно исходить из того, что текущие ставки конкурентов последние.

Пол Милгром в более поздних работах рассмотрел более общий случай взаимозависимых ценностей, когда информация других важна, но сами ценности остаются различными.

Например, при продаже частот очередного поколения мобильной связи оценка потенциальной прибыли одним из участников важна и для других участников, так как она, в частности, зависит от имеющихся клиентов и их поведения. Любая компания, предлагающая более качественную связь, привлечет новых клиентов.

Но возможности разных компаний все равно отличаются, а значит, и ожидаемые прибыли (то есть ценность частот для них) будут различны.

Милгром проанализировал поведение участников различных форматов аукциона и сравнил их с точки зрения прибыли и экономической эффективности. Общий вывод, что открытый аукцион на повышение (тот самый английский, с молоточком) более выгоден с обеих точек зрения, поскольку позволяет учесть информацию, которая содержится в ставках соперников.

Как эти открытия применяются на практике?

Ровно эти же ключевые выводы Уилсон и Милгром c коллегами используют во множестве практических предложений. Для продажи нескольких товаров, каждый из которых может быть интересен потенциальным покупателям, лауреаты предложили многораундовый одновременный аукцион.

В каждом раунде участники могут делать ставки на интересующие их товары, наблюдать ставки или получать достаточную информацию о ставках других участников, а также переключать свой интерес на другие товары, если какие-то товары становятся слишком дорогими.

Аукцион закончится в тот момент, когда для каждого товара останется только один желающий его купить.

В 1994 году лауреаты предложили и реализовали первые аукционы по размещению частот для телевидения и мобильной связи в США. Сейчас это кажется довольно простым проектом, но тогда задача была совершенно нетривиальной. Представьте себя на месте Федеральной комиссии по коммуникациям, которая принимает решение о смене формата.

У вас есть рабочая процедура по распределению частот, которая зарекомендовала себя в прошлом. К вам приходят экономисты и говорят, что могут предложить другую, основываясь на чисто теоретических аргументах, что процедура будет понятна участникам, экономические стимулы повлияют на их действия и результаты будут лучше, чем были.

При этом у вас есть множество опасений: что участники не поймут, как действовать; что лицензии распределятся относительно случайно и, вполне возможно, неэффективно; что сам аукцион может длиться долго; и что, даже несмотря на штрафы за нарушения правил, не все лицензии будут размещены. К счастью, для лауреатов и для теории аукционов в целом комиссия приняла новое предложение.

Результаты полностью оправдали ожидания и сильно повлияли на будущее использование аукционов в других странах и в других отраслях экономики.

Для государства теория аукциона важна потому, что у него нет конкурентов, но и цели у него не только коммерческие.

При приватизации предприятия, например, цель не в том, чтобы выручить за него максимальную сумму здесь и сейчас, а в том, чтобы передать права управления тому, кто сможет создать наибольшую ценность, то есть в рыночной экономике — получить максимальную прибыль.

Сам доход от приватизации будет вторичной, пусть и важной целью. Выбрать правильный дизайн аукциона или изменить существующий — небанальная задача, если не с чем сравнивать.

Работы лауреатов говорят в пользу многораундового открытого аукциона для приватизации и с точки зрения участников (поскольку оценки прибыли взаимозависимы), и с точки зрения государства (поскольку достигается наибольшая экономическая эффективность)

Неправильная организация аукциона может привести к ухудшению финансовых результатов. Знаменитый пример — аукционы по распределению частот для 3G-связи, которые в 2000 году состоялись в Великобритании и в Швейцарии.

Оба аукциона, скорее всего, достигли основной цели — эффективно распределили лицензии, но в Великобритании он принес 2,5% ВВП, или 650 евро на душу населения, а в Швейцарии — только 20 евро. Швейцария недосчиталась огромной суммы во многом из-за явных проблем с форматом аукционов, где фактически отсутствовала конкуренция, а резервная цена была низкой.

По ней в итоге лицензии и ушли. Россия, к сожалению, вообще не проводила таких аукционов и упустила возможность получить существенный доход в бюджет.

Нобелевская премия этого года служит признанием заслуг ученых именно в практической области, то есть в дизайне аукционов и других процедур и в реализации таких дизайнов на многих рынках, включая финансовые активы и энергоносители.

Практический успех придуманных аукционов привел к дополнительному витку исследований, разработке эмпирических методов анализа и, конечно же, к бурному развитию практики аукционов.

Сейчас трудно представить себе, что предложение о проведении аукционов для государства, частной компании и даже отдельных людей станет чем-то необычным и рискованным. И именно ранние теоретические работы дали толчок для практики. 

Пожалуй, стоит отметить, что вместе с лауреатами в качестве соавторов или коллег по практическому внедрению работали и многие другие исследователи. Я бы отдельно выделил Роберта Вебера, Престона Макафи и Ларри Аузубеля. Ну и конечно, вклад лауреатов в науку не ограничивается аукционами.

Источник: https://meduza.io/feature/2020/10/13/kak-preodolet-proklyatie-pobeditelya-nobelevskuyu-premiyu-prisudili-avtoram-teorii-auktsionov-kotoraya-izmenila-sovremennuyu-ekonomiku

Тонкости молотка

Викри Уильям

Премию по экономике памяти Нобеля в 2020 году присудили Полу Милгрому и Роберту Уилсону «за развитие теории аукционов и изобретение новых форматов аукционов». Почему аукционы важны для экономики и как они могут быть устроены, по просьбе N + 1 объясняет Сергей Измалков, профессор Российской экономической школы.

Что такое аукцион

Для большинства из нас аукционывыглядят чем-то экзотическим. Там, кажется, стучат молотком, кричат «продано!» и торгуют картинами и прочими предметами роскоши для тонких ценителей.

Баснословные суммы, которые закрывают подобные торги, периодическипопадают в новости с новыми рекордами цен на картины или вещи знаменитостей.

С другой стороны, кому-то из нас, возможно, когда-то удалось купитьчто-нибудь на цифровой аукционной площадке, например, на еBay — и уж наверняка все слышали о коррупции в государственных закупках, которые проводятся по аукционной процедуре.

В реальности аукционыиспользуются намного чаще, чем нам может показаться.

Это биржевые торги любыми финансовымиинструментами, ресурсами, электроэнергией; это продажа рыбы, скота, квартир, картин, любых штучных товаров — или товаров, качество которых варьируется от товара к товару, лицензий и квот на вылов рыбы, вырубку леса, добычу полезных ископаемых, загрязнениеокружающей среды; это приватизация активов; это закупки государственными органами ичастными компаниями. Все это примеры областей экономики, в которых широко используются аукционы. Каждый раз, когдапользователь ищет что-то в интернете или смотрит видео на , проводится аукцион заправо показа рекламы этому пользователю — и это основной источник дохода для интернет-платформ.

Аукционы — это процедуры, спомощью которых продаются, покупаются или распределяются товары и услуги. При этом детали транзакции — кто кому и что продали по какой цене — быстро определяются в процессе выполнения самой этой процедуры.

Конечно,если покупатель пришел в магазин и купил килограмм яблок за 50 рублей, то этотоже просто, быстро и безо всяких аукционов.

Но что если товар чуть сложнее, чемяблоки, и его продавцов и покупателей не так много, а самому товару нет явной цены? Как раз в таких случаях хорошо работают аукционы: когда покупателей немного, а в том, чего они хотят или могут, присутствует большая неопределенность.

Например, продавец квартиры заинтересован в том, чтобы продать ее какможно дороже и быстрее. Он вряд ли знает, кто является возможным покупателем, исколько тот готов заплатить. Можно установить высокую цену и просто ждать момента,когда кого-то она устроит.

Можно, наоборот, дождаться предложения отпокупателя и решить, соглашаться на него или нет. Но еще лучше — провести аукцион, то есть заставить покупателей конкурировать, и продать товар тому, кто предложит больше всех.

На практике продавцы квартир какраз и стремятся к тому, чтобы получить несколько предложений и выбрать лучшее.

Нобелевский комитет уже давал премии заразвитие теории аукционов: в 1996 году награда была присуждена Вильяму Викри — за анализпростых форматов аукционов и за то, что он предложил аукционы в качестве механизмов,позволяющих распределять товары и услуги наилучшим с точки зрения обществаобразом.

Роджер Майерсон получил премию в 2007 году — за ответ на вопрос, как продать товарс максимальной прибылью, и развитие методологии, позволяющей сравниватьразличные форматы аукционов.

Эрик Маскин и Лео Гурвич, лауреаты 2007 года,также внесли огромный вклад в понимание того, насколько важным может бытьдизайн экономических и социальных механизмов, правил и процедур поведенияэкономических агентов. Аукционы, системы налогообложения, системы ания — все это примеры таких общих механизмов.

Частные ценности на английском аукционе

Что именно сделали в этой области Уилсон и Милгром? В сфере теории — в анализе аукционов с естественными сложностями, на практике — в предложении иреализации форматов аукционов с такими сложностями.

В простых аукционахтовар один, а возможные покупатели имеют частные ценности. Частныеценности — это такое жаргонное выражение, которые одновременно подразумевает, что то, восколько покупатель оценил товар, является его частной информацией, и то, чтодаже если бы он знал, как этот же товар оценивают другие, это не повлияло бы на егооценку.

Товары для личного использования, как например лыжные ботинки, которые РобертУилсон упомянул в интервью, отвечая на вопрос, когда он в последний разучаствовал в аукционах, скорее будут иметь частную ценность.

Возьмем вкачестве примера аукцион на повышение, или английский аукцион, гдеаукционист постепенно повышает цену, а участники выражают желание купить товар поданной цене — или сами выкрикивают ставки, постепенно повышая цену.

Если у участников частные ценности, то стратегии их поведения достаточно просты: достаточно повышать цену по чуть-чуть до тех пор, пока онаменьше его собственной оценки, и перестать повышать после. Победит тот, кто ценит товар больше всех и потому заплатит больше всех остальных участников — или вторую по величине оценку среди всех.

Эти свойства, ито, что выигрывает участник с самой высокой ценностью (эффективность) ипростота стратегий участников объясняют популярность английского аукциона.

Но все, естественно, не может быть так просто. Лауреаты этого года рассматривали более сложные ситуации, в которых ценности участников общие или взаимозависимые, а товаров на продажу больше одного.

Представьте, что на продажу выставлено правона добычу нефти на некотором участке суши или моря. У компаний-участников естьоценка возможной прибыльности добычи.

Естественно, что оценкимогут различаться: например, из-за разных источников информации о количестве и качественефти.

Но при этом реальная будущая прибыль может быть почти одинакова для любой компании-претендента, которая получит право на разработку, так как прибыль зависитв первую очередь от самой нефти в недрах, что с очевидностью не зависит от компании, а является общей ценностью.

Роберт Уилсон занимался анализом таких аукционов. В качестве примера рассмотрим аукцион 1-йцены, где все участники независимо друг от друга и одновременно делают ставки, а побеждаетучастник с максимальной ставкой и платит то, что поставил.

В ситуациях с общейценностью участникам нужно внимательно отнестись к проклятью победителя — тому, что тот участник, который сделал самую большую ставку и победил,будет точно знать, что оценки остальных участников были более пессимистичными,чем его, а значит и ожидаемая прибыль ниже, чем его собственная оценка доаукциона.

Соответственно, каждый рациональный участник должен учесть этот факт(по сути, пересчитать ожидаемую прибыль при условии победы и более низкихоценках прибыли, чем у него) и ставить существенно более консервативно посравнению с ситуациями с частными ценностями.

Пол Милгром проанализировал и сравнилразличные форматы аукционов с взаимозависимыми ценностями, промежуточнымвариантом между частными и общими ценностями.

Типичный пример такой ситуации — продажа картин, а также практически любые распределения лицензий, правна управление активами, приватизационные аукционы. Для картин ценностьучастника зависит от того, насколько ему нравится картина и все, что с нейсвязано.

Но она может зависеть и от того, как ценят картину другие — например, из-за возможности в дальнейшем перепродать картину этим же участникам.

Милгром предложил общий метод сравнения доходности таких аукционов и показал, чтоанглийский аукцион, в котором участники могут наблюдать ставки других и,соответственно, подправлять свои ценности и стратегии, одновременно является иболее доходным, и более эффективным в том смысле, что товар достается томуучастнику, которые ценит его больше всех с учетом всей имеющейся (илираскрывшейся в процессе) информации.

Если же есть несколько товаров на продажу, товыбор продавца становится большим. Кроме выбора формата для продажи одноготовара, их можно продавать по одному, последовательно или параллельно, а можнопродавать несколько одновременно. Комбинация нескольких аукционов для одноготовара проста в реализации.

Для нескольких одинаковых товаров и при частныхценностях достаточно легко найти подходящий формат (по доходности иэффективности), и часто последовательная продажа или одновременная продажа содним раундом ставок являетсяхорошим выбором (так, например, делают при размещении государственного долга).

Но для нескольких товаров с общими или взаимозависимымиценностями, простые форматы подходят плохо.

Вкачестве ответа на такой вызов, Уилсон и Милгром предложили целый ряд дизайнов, объединенных общей идей: одновременной продажей товаров в нескольких раундах, свозможностью наблюдения ставок других участников в предыдущих раундах ипересмотра своих ставок.

Эта идея реализует замечательные качестваанглийского аукциона для одного товара.

Если я, как участник, вижу, что соперниксделал определенную ставку, это дает мне информацию о его ожидаемой ценностии о его первоначальной информации (урок от Пола Милгрома).

Но при этом я недолжен быть излишне оптимистичен, так как ставка соперника может бытьпоследней, и я должен делать текущие ставки так, как будто бы ставка соперникадействительно последняя (урок от Роберта Уилсона).

×32,5 к эффективности

Теоретические работы лауреатов уже давно стали классическими и широко цитируемыми — за постановку задачи, методы анализа аукционов и сами результаты.

Так, например, среди ученых экономистов, связанных саукционами, бытует анекдот, что после выхода статьи Пола Милгрома и РобертаВебера в 1982 году в теории аукционов больше делать нечего.

Что, естественно, оказалось не так: анализ аукционов и ролиинформации конкурентов открыл совершенно новые горизонты, что подтверждаетсянесколькими тысячами цитирований этой статьи.

Практическое участие лауреатов в продвиженииприменения аукционов в различных областях, в частности для распределения частотдля телевидения и мобильной связи, для финансовых рынков, для перестройкирынков энергоносителей недооценить сложно.

Наверное, самой знаменитойпрактической иллюстрацией являются аукционы по распределению частот для 3G-телефонии в Европе в2000-2001 году.

На продажу выставлялись права на использование определенныхчастот — фактически, продажа воздуха — в результате которых сформировалисьучастники рынка мобильной телефонии.

Такие аукционы прошли в большинстверазвитых стран, но интересны именно европейские аукционы, так как они позволяютсравнить результаты различных форматов аукционов и процедур между странами сподобными экономиками.

В Великобритании в подготовке аукциона участвовалиэкономисты-теоретики, последователи лауреатов, которые внимательно отнеслись кдизайну процедур, обращая внимание и на передачу информации внутри аукциона ина конкуренцию в аукционе в целом.

В результате правительствоВеликобритании получило в казну 2,5 процента ВВП чистого дохода, или 650 евро на душунаселения. А подобный аукцион в Швейцарии принес только 20 евро на душунаселения.

Одна из главных причин такого разрыва состояла в том, что организаторы британских аукционов следили за тем, чтобы число участников торгов не падало ниже определённого уровня. В Швейцарии участникам разрешили объединятся в консорциумы, в результате лицензии ушли по минимальной цене.

Наверно стоит добавить, что лауреаты работалии работают не только над аукционами.

Когда Роберта Уилсона сразу после анонсапремии спросили, что он считает своим главным результатом, первое, что онупомянул, была совместная работа с Дэвидом Крепсом, в которой они предложилипонятие секвенциального равновесия. Это стало фундаментальным понятием в теорииигр для динамических игр — наряду с равновесием по Нэшу для любых игр.

По сути,секвенциальное равновесие это набор стратегий для всех игроков, таких, что влюбой ситуации, в которой игроку приходится действовать, его поведение должнобыть оптимально, то есть игрок должен быть секвенциально рационален.

Равновесиепо Нэшу требует только оптимальности при выборе стратегии в начале игры, нерассчитывая на возможный пересмотр стратегии в процессе игры.

Фундаментальныерезультаты в других областях, в частности в классической микроэкономике, теорииконтрактов, матчинге есть и у Пола Милгрома.

Сергей Измалков

Источник: https://nplus1.ru/material/2020/10/13/nobel-econ-2020

Все термины
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: