КОНВЕРСИЯ ОБОРОННОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

Пустой лозунг. Почему конверсия военных технологий обречена на провал

КОНВЕРСИЯ ОБОРОННОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

СССР располагал мощным сектором гражданской авиации, полностью покрывавшим потребность страны, в которой многие районы были доступны только авиационным путем. Почему гражданская авиация оказалась практически уничтоженной в наши дни и возможна ли конверсия военных технологий в самолетостроении?

Слово «конверсия», ныне подзабытое, было одним из самых популярных в конце 80-х — начале 90-х. Актуальность конверсии была тогда самоочевидной.

Военно-промышленный комплекс занимал в промышленности Советского Союза центральное место, под грузом оборонных затрат экономика не выдерживала, ее перевод на мирные рельсы был безусловным приоритетом для любого правительства в то время.

«Верхняя Вольта с ракетами» — стандартное определение СССР, конечно, страдало пропагандистским перехлестом, но отчасти было верным. Научившись строить космические ракеты и атомные подводные лодки, Советы так и не научились выращивать достаточно хлеба или шить джинсы.

Но даже самым ярым антисоветчикам было ясно, что проблема так просто не решается: в ВПК были заняты десятки миллионов людей. Вопрос о том, как их трудоустроить, вставал сам собой.

Многие военно-промышленные предприятия были градообразующими и, по сути, единственными работодателями в некоторых районах страны. Предложенный тогда же властью и «прорабами перестройки» ответ — конверсия — привлекал общество своей простотой и убедительностью.

О невозможности для оборонного завода, делающего ракеты, перейти на производство мясорубок как-то не задумывались.

Советская конверсия

На самом деле конверсия в оборонном комплексе СССР имела давнюю историю. В те времена существовали два правительства: правительство Алексея Косыгина, куда входило большинство министров экономического бока, и «правительство» Дмитрия Устинова, куратора ВПК, куда входили девять министров оборонных отраслей промышленности, знаменитая «девятка».

Заводы всех министерств «девятки» должны были в обязательном порядке выпускать гражданскую продукцию, процент которой составлял 45% от военного назначения.

Поскольку технологическая дисциплина на предприятиях ВПК была выше, именно им поручали осваивать наиболее сложные с технической точки зрения товары широкого потребления.

По некоторым данным, до 90% телевизоров и радиоприемников, например, выпускали именно такие заводы.

Например, Министерство оборонной промышленности на Кировском заводе в Ленинграде делало тракторы, в Ижевске — автомобили и мотоциклы, в Нижнем Тагиле — вагоны. Оно же выпускало практически все фотоаппараты страны на заводе ЛОМО в Ленинграде и в Красногорске.

ЭВМ изначально создавались и производились в институтах и заводах Минрадиопрома, одного из самых закрытых ведомств страны, производителя систем ПВО и радаров. Даже атомный Минсредмаш выпускал и минеральные удобрения в Кирово-Чепецке, и добывал золото в Узбекистане.

Я сам шестнадцатилетним пареньком во время обязательной летней практики на «закрытом» оборонном заводе в своем родном городе, делавшем платы для микросхем, изготовлял подставки под посуду — по сто пятьдесят штук за смену.

Более или менее, но предприятия ВПК закрывали наиболее неотложные потребности населения в качественных товарах. Конечно, с точки зрения устройства нормальной экономики это было неправильно, но никто и не утверждает, что народное хозяйство СССР строилось на здоровых основаниях. Страна развивалась так, как могла.

Но наступила перестройка, а за ней — «радикальные рыночные реформы». Претензии советских директоров сводились к тому, что партийные бюрократы и министерские чиновники душат их инициативу, а когда им предоставят полную свободу — они заживут, и заполнят прилавки страны товарами, не забывая производить и оружие.

Первые несколько лет у директоров ВПК было золотое время. Выскочив из-под контроля партии и министерств, они зажили в свое удовольствие, но очень быстро оказалось, что экономическая свобода имеет свою обратную сторону.

Государство более их продукцию не покупало, либо покупало в существенно меньших размерах, да и деньги за нее поступали с опозданием.

За четыре года производство на заводах ВПК упало почти в пять раз, причем гражданское производство на них сократилось в той же пропорции, что и военное.

Пустой лозунг

Оказалось, что конверсия — всего лишь лозунг, за которым ничего не стоит. Правительство не давало на нее денег, а сами предприятия не имели собственных средств для демонтажа старого оборудования и закупки нового, для гражданской продукции. При этом они должны были поддерживать мобилизационные мощности на случай войны.

Но дело заключалось не только в технических проблемах. Россия стремительно входила на мировой рынок и открывала свой внутренний для импортеров, завозивших товар более качественный и/или дешевый, чем продукция отечественного ВПК. Его мясорубки или телевизоры потребители покупали только в условиях отсутствия конкуренции.

Затраты на маркетинг и брендинг теоретически были еще большими, чем на техническое перевооружение. Качество рабочей силы, требования к помещениям — все играло против ВПК.

Прежний кирпичный цех не подходил для современного производства, ориентирующегося на легкие конструкции и сооружения. Да и конкурентов себе ни один зарубежный гигант выращивать не собирался.

Так что авторы идеи «конверсии» на поверку оказались кем-то вроде активистов МММ того времени, обещавших хороший процент на «акции».

Выяснилась и другая, более интересная вещь. Предприятия ВПК выживали именно за счет производства профильной продукции. Никакие утюги, кастрюли и бетономешалки не могли заменить автоматы, радары и самолеты. Оружие стало важной статьей экспорта, и Россия заняла прочное второе место на мировом рынке в данном сегменте.

Составляя от 3 до 5% всего экспорта, оружие является тем более важным, что цены на военную продукцию куда более устойчивы, чем на нефть. Более того, если брать в целом, то устойчивость оборонных предприятий оказалась выше, чем у таких, казалось бы, мирных и должных пользоваться устойчивым спросом предприятий, как фабрики пищевой и легкой промышленности.

Им дешевый импорт из Китая нанес куда более сильный удар.

Таким образом, новые российские власти должны были бы всячески холить и лелеять ВПК, несущий пусть не золотые яйца, но дающий несомненную прибыль. И ни о какой конверсии не могло быть и речи. Следовало, разумеется, сократить ВПК — пропорционально сокращению территории страны, и соответственно, уменьшению запросов на пополнение техники в связи с окончанием холодной войны.

Все же надежды, связанные с технологическим обновлением страны, следовало возлагать не на ВПК, а на иные секторы экономики, поскольку его производственная и интеллектуальная база мало подходили для такой задачи.

Возможна ли конверсия военных технологий в авиации

У СССР был мощный сектор гражданской авиации, полностью покрывавший потребность самой большой страны в мире, в которой многие районы были доступны только авиационным путем. Сегодня он фактически уничтожен, и перспектив на восстановление не просматривается.

Истории с Ту-204 или Sukhoj Superjet 100 скорее печальны и оптимизма не внушают.

Задним числом можно признать, что в 90-е годы необходимо было сделать выбор в пользу какого-то сегмента ВПК, который можно конвертировать на производство гражданской продукции, бросив в него все силы и средства, и этим сектором должна была быть авиация.

Однако этого не произошло, и Россия по-прежнему продает в основном военные самолеты и вертолеты, поставки которых занимают почти половину военного экспорта.

Вопреки мнению о состязательности рынка, мировой авиапром сегодня жестко монополизирован.

На нем есть два глобальных игрока — Boeing и Airbus, есть два региональных — канадский Bombardier и бразильский Embraer.

На него хотят попасть (и, скорее всего, попадут) китайский Comac с ARJ21 и японцы с Mitsubishi Regional Jet. Место России во всем этом — очень скромное, несмотря на ее авиационную историю в XX веке.

Нужно иметь в виду еще один, часто забываемый фактор. Развитие авиационной промышленности в стране прямо связано с ее географией. Почему именно Канада и Бразилия стали вдруг авиапроизводителями? У них самые большие территории в мире после России, примерно такие же, как у США и Китая.

Такие страны не могут обходиться без мощного авиатранспорта, а это тянет за собой и строительство самолетов. Иными словами, Россия не только историей, но и географией обречена быть авиапроизводителем, однако дело упирается в неспособность правительства создать необходимые условия для этого.

Власть предпочитает паразитировать на достижениях советского оборонного авиапрома, которые пока еще можно продавать в страны третьего мира. Да, Sukhoj Superjet 100 — движение в правильном направлении, но все делается как-то неубедительно, да еще и зависит от флуктуаций во внешней политике, когда в любой момент можно ограничить поставку западных комплектующих.

Уступая Китаю

В ближайшие 15-20 лет Китай станет глобальным игроком на мировом авиационном рынке, как он стал на автомобильном.

Хотя поначалу китайские автомобили и вызывали скептическую усмешку, а теперь он автопроизводитель №1 в мире, опережая США почти в три раза.

В 2018 году Китай вышел на лидирующие позиции и в космосе, осуществив больше запусков, чем США, и два раза больше, чем Россия. Его экспедиция с луноходом ясно показала, кто становится державой №2 в космосе.

В этих условиях Россия маргинализируется и обречена на роль младшего партнера Китая как в авиации, так и в космических технологиях. Недаром 23 января Дмитрий Медведев призвал «Роскосмос» «заканчивать с прожектерством в ракетно-космической отрасли». Стремительно развивается мировой рынок беспилотников, но Россия также лишний гость на этом пиру.

Проблема не только в поисках источников финансирования и поставщиков технологий. Нет ясной, осмысленной концепции развития отечественного авиапрома — в противном случае он бы не находился в таком состоянии. Магадан, Камчатка, Сахалин и весь Дальний Восток и Сибирь буквально «висят» на воздушном транспорте.

Ибо даже туда, куда можно добраться поездом, никто не будет добираться семь суток. Значит, спрос на самолеты в России будет всегда. Даже в том же Китае из Пекина в Шанхай можно добираться скоростными поездами, там 90% населения сосредоточено на территории в два миллиона квадратных километров, где можно обходиться без авиации.

У нас такое невозможно.

Да, перед разработкой и запуском в серию пассажирского самолета стоят непреодолимые проблемы. Но есть такая отрасль, как авиаремонт (MRO). Его мировой рынок составляет три четверти от рынка самолетов и в 2015 году, например, исчислялся в $135 млрд.

Что мешает активнее действовать на этом направлении? Пусть в обозримом будущем Россия не будет поставщиком летательных аппаратов для гражданской авиации, но она может занять весомую нишу на рынке авиаремонта, предлагая более выгодные условия. База для этого имеется: большое количество как авиаремонтных заводов, так и производителей авиадвигателей и оборудования.

В 2036 году по оценкам Boeing в мире будет потребность почти в 650 000 техниках авиаремонта. Почему бы России не позаботиться об этом заранее?

Но пока у страны на 2036 год иные планы.

Читайте на Forbes:

Прорыв в прошлое: россиянам обидно за великую державу

Преступная поспешность. Чем обернулась приватизация квартир

Щедрая душа. Чем обернется для России ставка на Мадуро

Источник: https://zen.yandex.ru/media/forbes.ru/pustoi-lozung-pochemu-konversiia-voennyh-tehnologii-obrechena-na-proval-5c5039dba668de00ad2211dc

Как проходит диверсификация ОПК в России

КОНВЕРСИЯ ОБОРОННОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

МОСКВА, 8 ноября. /Корр. ТАСС Юлия Темерева/.

Диверсификация производства оборонно-промышленного комплекса для многих военных предприятий России стала единственной возможностью для выживания в условиях неминуемого сокращения объемов гособоронзаказа, однако внедряемые государством меры не всегда мотивируют предприятия на конверсию, в том числе из-за отсутствия у менеджмента «продуктового» мышления и навыков по выводу изделий на рынок, рассказали ТАСС участники отрасли.

В декабре исполнится год, как президент России Владимир Путин поставил задачу довести к 2020 году долю гражданской продукции не менее чем до 17%, к 2025 — до 30% от общего объема производства российского ОПК, к 2030 году — до 50%.

Сейчас этот показатель уже составляет 17%, сообщил ТАСС министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров.

Своей главной задачей Минпромторг РФ сейчас видит адаптацию организаций ОПК к рыночным условиям при реализации продукции гражданского назначения.

Ситуация для оборонных предприятий усложняется еще и потому, что Россия к 2020 году в основном завершит переоснащение армии и флота, что приведет к сокращению гособоронзаказа.

Государство на сегодняшний день создало полный инструментарий поддержки проектов по диверсификации, уверены эксперты, однако они сомневаются, что предприятия этого сектора смогут эффективно и быстро этими возможностями воспользоваться.

«Сейчас в основной пул Минпромторга входят уже более 170 проектов по диверсификации ОПК, запланированных к реализации в ближайшие четыре-пять лет. Только от Ростеха, Росатома и Роскосмоса мы получили более 110 конкретных проектных предложений, связанных с выпуском гражданской продукции», — сказал министр.

Госкорпорация «Ростех», в чей периметр входит внушительная часть предприятий российской оборонки, ставит амбициозные планы и намерена достигнуть целевого ориентира в 50% на пять лет раньше — к 2025 году.

Что производить и как продавать?

Особенностью российского оборонного комплекса является то, что большинство предприятий изначально создавались исключительно под военные задачи.

Проведение технологических маневров по переводу мощностей на гражданские рельсы, тем не менее, идет планово: где-то со скрипом, а где-то почти космическим масштабом, как, например, в концерне «Калашников», где разрабатываются летающие машины, антидроны, беспилотники, катера и тяжелые мотоциклы, холдинге «Швабе», где производится оптика и медицинская техника, пользующаяся спросом и в России, и за рубежом.

Тем не менее, согласно исследованию Агентства по технологическому развитию, многие руководители организаций ОПК характеризуют свои настроения как «мы не знаем, что производить», «у нас нет маркетологов», «у нас нет технологий для производства гражданской продукции», «у нас режимное производство, и инсталлировать на нем новое оборудование для «гражданки» мы не сможем», «у нас нет производственного персонала», «у нас нет денег на модернизацию» и т.д.

Эти проблемы выглядят почти нерешаемыми, так как предприятия, занимающиеся тяжелым закрытым военным производством, никогда не задумывались о «гражданке». «Военные структуры сталкиваются с двумя главными сложностями диверсификации — отсутствием продуктового мышления и перевернутой пирамидой издержек.

Для военных главным в производстве являются тактико-технические характеристики продукта, а сроки изготовления и цена уходят на второй план. На гражданском рынке важны цена и сроки вывода продукта на рынок, а тактико-технические характеристики задаются в зависимости от этих параметров.

Предприятия, которые десятилетиями жили по одному принципу, при переходе неизбежно сталкиваются с затруднениями», — сказал ТАСС директор по особым поручениям Ростеха Василий Бровко.

Адаптация к рынку

В помощь оборонщикам, не имеющим опыта работы по гражданским направлениям, создана организация НПО «Конверсия» (совместная структура Ростеха и Внешэкономбанка).

 Она специализируется на выявлении потребностей рынка, поиске направлений и возможностей для продвижения и реализации продукции предприятий ОПК.

«Мы проводили закрытое исследование среди генеральных директоров оборонных предприятий и обнаружили, что они не знают, что и для кого производить, с кем конкурировать. Наша задача — создать маркетинговый центр, занимающийся анализом продуктов.

Для начала — тех продуктов, которые уже производятся оборонными предприятиями, на следующем этапе — тех, которые могли бы производиться. Также этот маркетинговый центр должен отвечать за конкурентный анализ: с кем конкурировать, куда и на каком рынке продавать», — пояснил ТАСС Бровко.

Еще одним существенным подспорьем для оборонки в этом году стала новая спецпрограмма Фонда развития промышленности с одноименным названием — «Конверсия». «Ее участники получают допуск к дешевым и длинным деньгам. Основные параметры программы — льготные займы от 200 до 750 млн руб.

 на срок до пяти лет с процентной ставкой 1% в первые три года займа и 5% — на оставшийся период. Целевой объем продаж новой продукции — не менее 50% от суммы займа в год, начиная со второго года серийного производства.

Участвовать в программе могут только предприятия, входящие в реестр организаций ОПК», — отметил Мантуров.

Приоритет проектам по наращиванию гражданской продукции отдается также при отборе технологических направлений в рамках программы по субсидированию НИОКР.

«Кроме того, действует совместная программа Минпромторга и Минобрнауки по созданию и развитию инжиниринговых центров при вузах, одно из основных направлений которой — развитие диверсификации.

Бюджет программы на 2017 год — 700 млн руб.», — добавил министр.

В 2013-2016 годах было создано 49 таких инжиниринговых центров, на осень 2017 года запланировано проведение шестой очереди конкурсного отбора проектов. По словам Мантурова, основной акцент при отборе проектов будет сделан на тех направлениях, которые способствуют диверсификации продукции предприятий ОПК.

Главной точкой сбора гражданских проектов оборонных предприятий сегодня можно назвать платформу «ГИС промышленность».

«На ее базе формируются интерактивные каталоги высокотехнологичной продукции, выпускаемой предприятиями ОПК. Уже сегодня они включают в себя 4,3 тыс. позиций номенклатуры, из которых более 2,2 тыс.

позиций — это высокотехнологичная продукция гражданского и двойного назначения нашей оборонки», — добавил Мантуров.

«Калашников» как пример успешной диверсификации

Многие предприятия ОПК смогли самостоятельно настроить свое производство на «мирный» лад. Так, например, концерн «Калашников» не нуждается в услугах «НПО Конверсия», считает Василий Бровко.

«Концерн и дальше будет разрабатывать инновационные продукты: электрические мотоциклы, гражданские катера, беспилотники, антидроны и так далее.

Но, к сожалению, большинство предприятий такой энергией, компетенциями, деньгами не обладают», — отметил топ-менеджер Ростеха.

Соотношение военной и гражданской продукции сегодня в «Калашникове» составляет 80/20, однако предприятие рассчитывает в ближайшие пять лет увеличить долю «гражданки» до 50% и довести показатель EBITDA до отметки в 7 млрд руб., сообщил ТАСС гендиректор концерна Алексей Криворучко.

Концерн разрабатывает и производит разные виды гражданского оружия, биатлонные винтовки, катера, лодки, беспилотники, созданы концепты тяжелого мотоцикла и летающей машины. Большая часть из них обладает экспортным потенциалом, но сегодня наиболее ценится охотничье оружие, производимое на мощностях «Калашникова».

«Наиболее популярные продукты для экспорта — карабины «Сайга» и «Тигр». Они поставляются в страны СНГ, Пакистан, Индонезию. Особо следует отметить ружье Сайга-12 исп.030. Оно поставлялось Национальному управлению по борьбе с незаконным оборотом наркотиков Индонезии.

Выделю и винтовки БИ-7-4, которые поставлялись в Белорусскую школу биатлона», — сказал Криворучко.

Концерн выпускает порядка 500-600 биатлонных винтовок в год, основные поставки осуществляются в российские спортивные школы, хотя по качеству и надежности, утверждают в концерне, они ничем не уступают немецким винтовкам Anschutz — популярным среди ведущих биатлонистов мира.

«Наши винтовки дешевле и ни в чем не уступают немецким аналогам по критериям качества, надежности и долговечности. Большое количество биатлонных винтовок IZHMASH находится в спортивных школах по всей стране, и они регулярно используются при подготовке к соревнованиям без всяких проблем.

Да, им нужен сервис и уход, но ресурс винтовок очень высок. Конечно, нам сложнее, из-за нормативно- правовых актов, ограничивающих свободу спортивного оружия.

К тому же, географическая удаленность Ижевска от Европы не позволяет представителям других стран оперативно решить вопрос с сервисным обслуживанием наших винтовок», — отметил Криворучко.

Прославленный биатлонист, а ныне руководитель спортивных проектов концерна, Иван Черезов подтверждает — ижевская винтовка обладает высоким потенциалом, в том числе экспортным, но это направление, помимо всего прочего, ограничивают санкции. «Есть случаи, когда звонят из других стран и интересуются нашими винтовками, спрашивают, можно ли приобрести.

К сожалению, санкции не позволяют им это сделать. Был случай, когда даже из Германии звонили с этим вопросом, говорили, что детям нравятся винтовки, они удобные, уход и ремонт минимальный, в отличие от Anschutz. В этом плане наша винтовка надежнее. Средняя цена БИ-7-4 порядка 70 тыс. руб. в зависимости от конфигурации, а Anschutz стоит порядка €3,5 тыс. минимум.

В цене у немцев мы выигрываем», — поделился с ТАСС спортсмен.

В сборной России по биатлону соотношение примерно 30/70 — наши винтовки и Anschutz, отметил Черезов, говоря о перспективах оснащения команды винтовками концерна.

«Лидеры сборной, например, Антон Шипулин, Алексей Волков, выступают с винтовками Anschutz и просить их перейти на ижевские винтовки не совсем корректно, потому что стрельба такое дело — все на тонких ощущениях. У спортсменов годами формируются «отношения» с винтовкой.

Скоро Олимпийские игры, и просить спортсмена поменять свой инвентарь… там лыжи не каждый меняет, не говоря уже о винтовках», — сказал он.

Черезов считает, что основные перспективы в этом направлении у «Калашникова» связаны с молодыми спортсменами, которым нужно уделять большое внимание, предоставлять им лучшее оружие и максимальный сервис.

Работа на перспективу

Минпромторг выделяет несколько первоочередных приоритетных отраслей в рамках диверсификации на ближайшие два-три года, прежде всего это нефтегазовое, энергетическое, транспортное и станкоинструментальное машиностроение, гражданское стрелковое оружие, радиоэлектроника, медицинское оборудование и ряд других направлений. «Так, в радиоэлектронике мы прогнозируем увеличение производства продукции гражданского назначения в 3,7 раза уже к 2020 году», — отмечают в министерстве.

Одним из флагманов развития в этом секторе может стать холдинг «Росэлектроника» (входит в Ростех). Компания имеет ряд высокотехнологичных разработок для нефтегазодобывающих и перерабатывающих предприятий — элементы питания для забойных телеметрических систем, телевизионные системы для буровых установок, комплекс глубокой криогенной переработки природного газа и другое.

Другим перспективным направлением для предприятий ОПК Минпромторг видит рынок дорожно-строительной техники, в ключевых сегментах которого — экскаваторах, бульдозерах, погрузчиках — доля импорта превышает сейчас 85%.

Ковровский электромеханический завод, например, разработал образец экскаватора-погрузчика с дистанционным управлением.

Проект нашел поддержку Фонда развития промышленности, и КЭМЗ ставит перед собой очень амбициозную цель — занять до 10% отечественного рынка этой техники к 2020 году.

На стыке военного и гражданского сектора сегодня реализуются и проекты в авиастроении.

Так, концерн «Алмаз-Антей» — производитель зенитных ракетных систем и комплексов — создал отечественную систему управления воздушным движением, которая до этого базировалась на зарубежных технологиях.

Сейчас предприятия концерна производят радиолокационную технику: метерологические радиолокаторы, аэродромные радиолокационные комплексы и другие изделия, а также автоматизированные системы управления воздушным движением.

Оборудование «Алмаз-Антея» пользуется спросом не только внутри страны, но и успешно реализуется за рубежом. Концерн поставил в Египет системы и средства для управления воздушным движением, ведет переговоры о размещении в Индии производства локаторов гражданского назначения в рамках программы Make in India.

Одной из главных задач диверсификации, по мнению Минпромторга РФ, является наращивание экспорта высокотехнологичной продукции предприятиями российского ОПК.

В целом, Минпромторг фиксирует рост спроса на российскую продукцию двойного и гражданского назначения, доля экспортируемой продукции ОПК на текущий момент превышает 12%.

Среди наиболее перспективных макрорегионов для сотрудничества в этом направлении Минпромторг выделяет Ближний Восток и, в частности, Саудовскую Аравию.

«Российские предприятия ОПК готовы поставлять конкурентоспособную продукцию в сферах энергетического машиностроения (от трубопроводной арматуры до паровых котлов), автомобилестроения и транспортного машиностроения, медицинской промышленности.

Одно из самых перспективных направлений экспортных поставок в Саудовскую Аравию — радиоэлектроника и телекоммуникационное оборудование. В этих областях российские оборонные предприятия обладают уникальными компетенциями и могут предложить нашим партнерам целую линейку инновационных решений», — сказал ТАСС представитель ведомства.

Таким образом, весь необходимый инструментарий, по мнению участников отрасли, сформирован, однако есть ряд первоочередных проблем, которые должны решить менеджмент военных предприятий. «У руководителей должен сработать инстинкт выживания. Это в прошлом можно было рассуждать, нужна ли нам «гражданка»…

Гособоронзаказ трансформируется, в его рамках появляются новые приоритеты. Чтобы выжить, нужно двигаться быстрее, чем остальные. Помните про ту лягушку в кувшине молока, которая должна быстро перебирать лапками, чтобы превратить это молоко в масло и не утонуть в нем? Другого пути нет. Мы должны следовать курсом на диверсификацию и ни в коем случае не выбиваться из графика.

Трансформация продиктована временем», — считает Бровко из Ростеха.

Источник: https://tass.ru/ekonomika/4710238

Высокий экспортный потенциал: как Россия борется за лидерство на мировом рынке вооружений

КОНВЕРСИЯ ОБОРОННОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

Около полусотни современных образцов оружия сможет предложить Россия мировому рынку оборонной продукции в ближайшие годы. Об этом сообщили в «Рособоронэкспорте».

Россия сохраняет свои позиции, несмотря на неконкурентные попытки США вытеснить Москву с этого рынка, подчёркивают аналитики.

По мнению экспертов, секрет успеха отечественной продукции заключается в привлекательных ценах и высоком качестве оружия.

На протяжении 5—7 лет «Рособоронэкспорт» может представить иностранным импортёрам около 50 современных образцов оборонной продукции. Об этом госкомпания сообщила в преддверии своего 20-летнего юбилея, который будет отмечаться 4 ноября.

«В числе потенциальных бестселлеров стоит назвать разработки и продукты входящих в «Ростех» предприятий: бронетехника на платформе «Армата», собираемая на предприятиях УВЗ, самолёт пятого поколения Су-57Э от ОАК, вертолёт корабельного базирования Ка-52К, модернизированный Ми-28НЭ холдинга «Вертолёты России». Среди продукции других компаний нельзя не упомянуть и ЗРС «Антей-4000» концерна ВКО «Алмаз-Антей», — говорится в сообщении «Рособоронэкспорта».

Как уточнили в компании, с момента создания «Рособоронэкспорт» добился серьёзных успехов в продвижении российских вооружений на мировом рынке.

«С 2000 года основные финансовые показатели компании — портфель заказов и объём поставок — выросли в пять раз», — говорится в сообщении.

  • Российская военная техника на форуме «Армия-2020»
  • © Рособоронэкспорт

Всего с 2000 года было заключено свыше 26 тыс. контрактов с партнёрами из 112 стран мира. Общая стоимость экспорта составила более $180 млрд. На $85 млрд за рубеж было поставлено техники для ВВС, доля ПВО составила $30 млрд, на такую же сумму было продано вооружений для сухопутных войск. Военно-морской продукции за последние два десятилетия Россия продала за рубеж на сумму более $28 млрд.

Председатель совета директоров «Рособоронэкспорта» Сергей Чемезов отметил также, что компания имеет хорошие перспективы расширения географии поставок. По информации «Рособоронэкспорта», сейчас Россия занимает второе место среди крупнейших оружейных экспортёров.

Широкий ассортимент

Как отмечают эксперты, Россия располагает обширной номенклатурой вооружений, которые могут поставляться и поставляются на экспорт. В беседе с RT главный редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский не исключил, что в перспективе будет создана экспортная модификация БПЛА «Охотник», а также система «ГЛОНАСС».

«У нас есть отличные системы радиоэлектронной борьбы, весьма надёжные и современные системы цифровой связи, которые также могут заинтересовать зарубежных покупателей.

Самым большим спросом в мире пользуется российская авиационная техника, средства воздушно-космической обороны, техника вооружения сухопутных войск.

Флот в последнее время немного отстаёт, но с появлением новых систем он займёт достойное место», — отметил эксперт.

Похожей точки зрения придерживается профессор, вице-президент Академии военных наук Сергей Модестов. По его словам, особое значение сегодня приобретают средства радиоэлектронной борьбы, которые дополняют ПВО в борьбе с боевыми дронами и могут парализовать системы управления связи и разведки противника.

  • Истребитель Су-57
  • РИА Новости
  • © Владимир Астапкович

«Сегодня на рынке вооружений растёт, в частности, спрос на средства ПВО ближнего и среднего радиуса действия, способные бороться с БПЛА», — отметил эксперт в комментарии RT.

Отметим, что последовательный рост российского оружейного экспорта отмечался в период с 2010 по 2014 год. Так, по информации «Рособоронэкспорта», в 2010 году страна поставила за рубеж военной продукции на сумму $8,7 млрд, в 2011-м — $10,7 млрд, в 2012-м — $12,9 млрд, в 2013 и 2014 годах — уже около $13,2 млрд.

За 2019 год Россия экспортировала продукции ВПК на сумму свыше $15,2 млрд. Такую цифру в начале 2020 года назвал замминистра обороны генерал-полковник Александр Фомин. Он также рассказал, что заказчиками техники в прошлом году стали около 50 государств.

Также по теме

«Ранее подобные машины не выпускались»: чем уникален новейший российский бронеавтомобиль «Атлет»

Новейшая отечественная армейская бронемашина «Атлет» пройдёт государственные испытания в мае текущего года. Об этом рассказал…

За первые восемь месяцев 2020 года российские предприятия ВПК продали за рубеж вооружений на сумму свыше $7 млрд, покупателями стали около 40 государств. Об этом в конце августа заявил глава Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству Дмитрий Шугаев.

Добиться этих результатов удалось, несмотря на действующие против России американские санкции и пандемию коронавируса. 

В качестве примера Шугаев назвал поставку в Сербию комплексов «Панцирь», а также рассказал о переговорах о продаже Белграду систем ПВО.

Кроме того, несколько государств проявляют сейчас интерес к совместной российско-индийской разработке — ракетах «БраМос», добавил он. 

Прорабатывается и контракт с Индонезией на поставку самолётов Су-35. К августу сторонам оставалось уточнить некоторые технические детали контракта. Отметим, что первым покупателем Су-35 стал Пекин. В 2015 году КНР и РФ подписали контракт на сумму $2,5 млрд, российская сторона обязалась поставить китайским военным 24 самолёта. Сделка была исполнена к началу 2019 года.

При этом Россия уже готовится представить на мировом рынке вооружений новый многофункциональный истребитель пятого поколения Су-57. Самолёт предназначен для уничтожения всех видов воздушных целей, а также поражения наземных и надводных целей с преодолением систем ПВО.

Истребитель находится на финальной стадии испытаний. 

В августе 2020 года в Федеральной службе по военно-техническому сотрудничеству рассказали, что несколько стран уже прислали официальные заявки на покупку самолётов Су-57.

Кроме того, в ближайшем будущем планируется начать серийное производство и экспорт нового транспортно-боевого вертолёта Ми-35П. Об этом RT ранее рассказал представитель завода «Роствертол» холдинга «Вертолёты России» Виктор Литвинов.

Также по теме

«Для интенсивного ведения огня»: каким критериям должен отвечать новый пулемёт Калашникова

Оружейный концерн «Калашников» приступает к разработке нового ручного пулемёта, работы ведутся по заказу Минобороны России. Об этом…

Ещё одной привлекательной для иностранных покупателей новинкой российского ВПК может стать первый в мире танк новейшего поколения «Армата» (Т-14). Как заявил в начале 2020 года глава Минпромторга Денис Мантуров, Москва уже получила предварительные заявки на поставки «Арматы» за рубеж. 

Большой интерес иностранных покупателей вызывает и другая российская бронетехника. Например, ранее стало известно о первой поставке за рубеж нового многоцелевого бронеавтомобиля «ВПК-Урал». По просьбе заказчика разработчики из Военно-промышленной компании (ВПК) изменили габариты машины, сделав её меньше оригинальных образцов.

Высоким экспортным потенциалом обладает разработанный недавно конструкторами предприятия снегоболотоход 5901 — машина имеет очень хорошую проходимость при грузоподъёмности пять тонн. Также интерес для потенциальных импортёров может представлять новый лёгкий бронеавтомобиль «Стрела». Машина представлена как в классическом исполнении, так и в виде амфибии.

  • Танк Т-14 «Армата»
  • РИА Новости
  • © Владимир Песня

«У этой машины также высокий экспортный потенциал. Она дешёвая, с хорошей баллистической защитой, выдерживает взрыв устройства мощностью до 2 кг в тротиловом эквиваленте под колесом и под днищем», — пояснил ранее в беседе с RT генеральный директор ООО «Военно-промышленная компания» (ВПК) Александр Красовицкий.

При этом Россия уже получила заявку от иностранного заказчика на поставку единственного в мире лёгкого плавающего танка «Спрут-СДМ1». Об этом сообщил журналистам в августе главный конструктор Специального конструкторского бюро машиностроения Сергей Абдулов. Он не раскрыл, какая именно страна сделала заявку, но уточнил, что речь идёт о ближневосточном государстве.

На весь мир славятся и российские системы ПВО. Ранее власти Турции приобрели у России ЗРК С-400 «Триумф». Анкару не остановил от этого шага протест партнёра по НАТО — США. 

Сейчас Россия готовится вывести на рынок новую ЗРС «Антей-4000». Впервые она была продемонстрирована публике на выставке «Армия-2020».

Как заявили в концерне ВКО «Алмаз-Антей», система значительно превосходит свою предшественницу ЗРС «Антей-2500» по ряду характеристик.

Смена поколений

По мнению экспертов, Россия сохраняет за собой второе место на мировом оружейном рынке за счёт разумных цен и хороших тактико-технических характеристик вооружений.

«Россия продвигает на мировой рынок только востребованную технику, поскольку у неё есть реальный боевой опыт на самых разных театрах военных действий», — пояснил Сергей Модестов.

Говоря о традиционных рынках сбыта российской оборонной продукции, эксперт отметил страны Ближнего Востока и Африки — Сирию, Йемен, Ирак, Египет, Алжир и Ливию.

  • Зенитная ракетная система «Антей-2500» и зенитный ракетный комплекс «Бук-М2Э»
  • РИА Новости
  • © Алексей Филиппов

«За последние десятилетия также удалось найти импортёров в лице Турции и монархий Персидского залива. Ещё один партнёр России — Венесуэла. Расширение рынка оружейного сотрудничества приносит не только финансовую выгоду.

Поставки оружия серьёзно меняют систему политических отношений со страной-покупателем, поскольку возникают сопутствующие связи благодаря необходимости обслуживать технику, проводить модернизацию, обучать персонал», — отметил эксперт.

Также такое партнёрство заставляет страны лишний раз обдумывать, как их шаги скажутся на отношениях с поставщиком военной техники, добавил Модестов.

Также по теме

«Подводные ракетоносцы»: как новые субмарины проекта «Варшавянка» усилят ВМФ России

Подводная лодка «Волхов» будет принята в состав российского Военно-морского флота 24 октября. Об этом сообщил официальный…

Схожую точку зрения высказал и Виктор Мураховский.

«Россия предлагает покупателям лучшее соотношение цены и качества оружия. Кроме того, для стран важным аргументом является тот факт, что Россия ставит и на вооружение своей армии эти разработки. И многие образцы уже прошли практическую проверку — в Сирии, к примеру», — объяснил эксперт.

По мнению Мураховского, то, что России удаётся сохранять свои позиции на оружейном рынке, несмотря на все усилия США по вытеснению российских конкурентов, говорит о высокой привлекательности российской продукции.

«Сегодня в передовых, развитых странах происходит смена поколения вооружений. Россия активно участвует в этом процессе, создаёт оружие и системы нового поколения.

Таких разработок много: это и системы ПВО, и БПЛА, и подводные лодки с анаэробными энергетическими установками и т. д.

Поэтому Россия будет и дальше оставаться одним из основных игроков на мировом рынке вооружений», — подытожил эксперт.

Источник: https://russian.rt.com/russia/article/798638-eksport-vooruzheniya-rossiya

Все термины
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: