Инвестиционная ловушка

Психологические ловушки, в которые попадают инвесторы на рынке акций

Инвестиционная ловушка

«Большинство из вас, посмотрев на этот график, подумало бы, что у акции восходящий тренд, что она растёт и что это — прибыльная инвестиция», — говорит Рубен Ениколопов.

Однако если обратить внимание на полную историческую картину поведения акции (в правом нижнем углу), оказывается, что всё не настолько радужно. Правда в том, что это случайное блуждание, подчёркивает эксперт.

А картинка вообще сгенерирована в «педагогических» целях, и в поведении этого ряда нет никакой системы.

Склонность видеть закономерности в случайных процессах — одна из самых опасных психологических особенностей человека, когда речь заходит об инвестициях на финансовом рынке.

С точки зрения финансовой науки краткосрочная доходность практически всех активов случайна.

«Мы не можем её предсказать, потому что если бы мы могли её предсказать, то другие инвесторы делали бы то же самое и вся доходность пропала бы», — объясняет ректор РЭШ.

«Когда вам «гуру инвестиций» объясняет, что есть модель, математическая, сложная, которая объясняет поведение акций, это означает, что человек в лучшем случае шарлатан, а в худшем — идиот. Он обманывает либо только вас, либо и вас, и себя», — категоричен экономист.

Есть хедж-фонды, которые работают над поиском подобных моделей, но, во-первых, речь о крайне небольшой прослойке очень высококвалифицированных специалистов, а во-вторых, такие фонды располагают огромными ресурсами, которые позволяют им играть на этих позициях.

Для индивидуального инвестора игра на рынке — плохая идея, говорит Ениколопов.

«Закон маленьких чисел»

Ещё одна ловушка — склонность делать далеко идущие выводы на основании маленького количества информации.

Её часто называют «законом маленьких чисел» (по аналогии с законом больших чисел в теории вероятности, который относится как раз к поведению случайных величин в больших выборках).

«Вы видите динамику акций за последние два месяца: они идут вверх — и вы думаете: «Какая замечательная компания», — приводит пример Ениколопов. Хотя на самом деле динамика за два месяца — это ничто, случайность, говорит эксперт.

Это всё равно, что, подбрасывая кости и дважды выбросив шестёрку, кричать, что кубик счастливый и надо им пользоваться, приводит пример он.

Или напротив, выбросив шестёрку, скажем, шесть раз подряд, недооценивать вероятность её появления в седьмой — хотя на самом деле она не меняется.

То есть люди ожидают на маленьком отрезке увидеть те же закономерности, что и на большом (в данном конкретном случае — что каждая грань выпадет примерно одинаковое число раз).

В некотором смысле эта особенность связана с предыдущей, со стремлением найти закономерности. «Всегда останавливайте себя, когда думаете, что на рынках вы нашли тренд. Думайте, есть ли за этим какая-то логика. Обычно это не так. Обычно люди находят законы там, где их нет», — предостерегает ректор РЭШ.

Эффект «выжившего»

Во время Второй мировой войны инженеры на основании данных о самолётах, возвращавшихся с боевых заданий, оценили, где пули чаще всего пробивают эти самолёты. Рассудив, что эти места наиболее уязвимы, именно их они посчитали нужным закрыть бронёй.

При том что, на самом деле, существенная доля самолётов вообще не возвращается с задания, а раз эти вернулись, то повреждения, которые они получили, не особенно серьёзны. Например, из картинки следует, что «высшим провидением получается так, что никогда не попадают в пилота», указывает Ениколопов.

То есть, на деле, правильный вывод — защитить бронёй те области, куда в вернувшемся транспорте ни одна пуля не вошла.

То же самое наблюдается на финансовом рынке. Пример — взять существующие ПИФы (паевые инвестиционные фонды), посмотреть на их историческую доходность и прийти к выводу, что она высокая. «Если вы посмотрите на фонды, которые были созданы десять лет назад, не все из них дожили до сегодняшнего дня.

Многие из них — банкроты. И те фонды, которые вы сейчас наблюдаете, либо талантливые, либо просто везучие», — объясняет Ениколопов.

С тем же успехом можно посадить людей играть в рулетку с условием, что потерявшие деньги игроки выбывают, а в конце дня посмотреть на выигрыши оставшихся за столом, рассуждает он.

«Этот феномен тоже нужно понимать. И пытаться следить за теми [игроками на рынке — Сравни.ру], у кого настолько всё плохо кончилось, что вы даже их уже не наблюдаете», — подчёркивает Ениколопов.

Чрезмерная самоуверенность

Если вы полагаете, что можете заработать на рынке за 1–2 дня, значит, вы считаете себя умнее других, объясняет Рубен Ениколопов. Потому что в случае с фондовым рынком там, где вы заработали деньги, кто-то их потерял.

Сам факт того, что инвесторы пытаются играть на рынке, означает: они думают, что умнее среднестатистического игрока. Но нужно понимать, что каждый не может быть умнее всех остальных. «У вас должны быть серьёзные причины так считать. Может, вы знаете что-то уникальное о компании.

Я не говорю об инсайдерской торговле, но, допустим, она выводит продукт на рынок, на котором вы являетесь специалистом», — рассказывает эксперт.

Если посмотреть на данные о том, как торгуют индивидуальные инвесторы, во всех странах и у всех брокеров наблюдается один и тот же феномен, подчёркивает Ениколопов: чем чаще человек торгует, тем меньше он зарабатывает.

Потому что люди, которые торгуют редко, либо используют рынок как инструмент для долгосрочных вложений и лишь время от времени корректируют портфели, либо аккуратно анализируют происходящее и находят те уникальные ситуации, которые действительно позволяют им заработать.

«Так что если вы — индивидуальный инвестор, то первый совет, который я вам дам — поменьше торгуйте. Принцип «семь раз отмерь — один отрежь» с инвестициями тоже работает», — говорит экономист.

https://www.sravni.ru/text/2016/9/6/lichnaya-istiria-kak-torgovat-akciyami-na-pensii/

Люди страдают от потерь сильнее, чем радуются выигрышам, объясняет Рубен Ениколопов. Из-за избегания разочарований возникает такой феномен: человек вкладывается в акции, видит, что теряет средства, но продолжает считать, что это временная проблема и нужно просто её переждать.

Это видно из трейдинговых стратегий индивидуальных инвесторов, говорит ректор РЭШ: они слишком поздно продают акции, которые падают в цене, и слишком рано — те, которые идут вверх.

Он советует, если уж вы решили торговать акциями (хотя торговать он вообще не советует), сформулировать для себя некое эвристическое правило: «Если акция растёт или падает до определённого уровня — скажем, на 10%, — я её продаю».

Хайп

Последняя ловушка, в которую попадают индивидуальные инвесторы, связана с огромным количеством информации о рынке и с тем, как люди эту информацию потребляют. «Мы обращаем внимание только на вещи, которые попали в фокус нашего внимания.

И надо осознавать, что они во многом случайны», — объясняет Ениколопов.

Особенно сильно этот феномен проявляется в непропорциональной роли СМИ, говорит он: инвесторы активнее вкладывают в акции компании на фоне большего числа статей о ней, даже если новой информации эти материалы не несут и вообще описывают рутинные явления.

Это то, что в своё время происходило с любой компанией, название которой заканчивалось на «дотком» (пузырь доткомов рос в конце 1990-х годов и закончился в 2000 году резким падением индекса NASDAQ и банкротством многих компаний — Сравни.ру), а сегодня наблюдается вокруг блокчейн-технологий, приводит примеры экономист.

«То, что все о чём-то говорят, свидетельствует только о том, что это интересно. Интересно и прибыльно — большая разница», — указывает он.

Ениколопов советует, принимая решения об инвестициях на финансовом рынке, в особенности рынке акций, всегда держать в голове эти психологические особенности и оценивать, не ими ли эти решения продиктованы.

https://www.sravni.ru/text/2018/8/7/instrukcija-kak-vybrat-brokera/

Ольга Волкова, слайды — Рубен Ениколопов (РЭШ)

Источник: https://www.Sravni.ru/text/2018/9/25/ehkonomicheskie-lovushki-v-kotorye-popadajut-investory-na-fondovom-rynke/

Инвестиционная и ликвидная ловушка. Денежная политика государства

Инвестиционная ловушка

Ликвидная ловушка представляет собой ситуацию, описанную представителями кейнсианской школы экономики, когда вливания наличности в банковскую систему государством не могут уменьшить процентную ставку. То есть это отдельный случай, когда монетарная политика оказывается неэффективной.

Основной причиной возникновения ликвидной ловушки считаются негативные потребительские ожидания, которые заставляют людей сберегать большую часть своего дохода. Этот период хорошо характеризуют «бесплатные» кредиты с почти нулевыми процентными ставками, которые никак не влияют на уровень цен.

Почему многие предпочитают хранить свои сбережения в наличных, а не покупать, например, недвижимость? Все дело в ликвидности. Данный экономический термин обозначает способность активов быстро продаваться по цене, близкой к рыночной. Абсолютно ликвидным активом являются наличные деньги.

На них можно сразу купить все необходимое. Несколько меньшую ликвидность имеют деньги на банковских счетах. Уже сложнее обстоит дело с векселями и ценными бумагами. Для того чтобы что-то купить, их сначала еще нужно продать.

И тут придется решать, что нам важнее: как можно ближе приблизиться к их рыночной цене или сделать все быстро.

Далее идет дебиторская задолженность, запасы товаров и сырья, машины, оборудование, здания, сооружения, незавершенное строительство.

Однако нужно понимать, что деньги, которые спрятаны дома под матрасом, не приносят никакого дохода их владельцу. Они просто лежат и ждут своего часа.

Но это необходимая плата за их высокую ликвидность. Уровень риска прямо пропорционален объему возможной прибыли.

Что такое ликвидная ловушка?

Оригинальная концепция связана с феноменом, который выражался в отсутствии уменьшения процентных ставок при увеличении денежной массы в обороте. Это полностью противоречит модели IS-LM монетаристов. Обычно центральные банки уменьшают процентные ставки именно таким образом. Они выкупают облигации, создавая приток новой наличности. Кейнсианцы видят здесь слабость монетарной политики.

Когда возникает ликвидная ловушка, дальнейшее увеличение объема наличных в обороте не оказывает никакого влияния на экономику.

Данная ситуация обычно связана с низким процентом по облигациям, в результате чего они становятся эквивалентными деньгам. Население стремится не к удовлетворению своих постоянно растущих потребностей, а к накоплению.

Такая ситуация обычно связана с негативными ожиданиями в обществе. Например, в преддверии войны или в период кризиса.

Причины возникновения

В начале кейнсианской революции в 1930-1940-х годах различные представители неоклассического направления пытались минимизировать влияние данной ситуации. Они доказывали, что ликвидная ловушка не является доказательством неэффективности монетарной политики. По их мнению, весь смысл последней не заключается в понижении процентных ставок для стимулирования экономики.

Дон Патинкин и Лллойд Метцлер обратили внимание на существование так называемого эффекта Пигу.

Запас реальных денежных средств, как доказывали ученые, является элементом функции совокупного спроса на товары, поэтому он будет непосредственно влиять на кривую инвестиций.

Поэтому монетарная политика может стимулировать экономику даже тогда, когда она находится в ловушке ликвидности. Многие экономисты отрицают существование эффекта Пигу или говорят о его незначительности.

Критика концепции

Некоторые представители австрийской школы экономики отвергают теорию Кейнса о предпочтении ликвидных денежных активов.

Они обращают внимание на то, что недостаток инвестирования в определенный период компенсируется его избытком в другие временные отрезки.

Иные школы экономики выделяют неспособность центральных банков стимулировать национальное хозяйство с маленькой ценой на активы. Скотт Самнер вообще выступает против идеи о существовании рассматриваемой ситуации.

Интерес к концепции возобновился после мирового финансового кризиса, когда часть экономистов считала, что для улучшения ситуации необходимы прямые вливания наличности в домохозяйства.

Инвестиционная ловушка

Эта ситуация родственна рассмотренной выше. Инвестиционная ловушка выражается в том, что линия IS на графике занимает полностью перпендикулярное положение.

Поэтому сдвиг кривой LM не может изменить реальный национальный доход. Печатать деньги и вкладывать их в этом случае совершенно бесполезно.

Данная ловушка связана с тем, что спрос на инвестиции может быть совершенно неэластичным по ставке процента. Устраняют ее с помощью «эффекта имущества».

В теории

Неоклассики считали, что увеличение денежной массы все равно стимулирует экономику. Это связано с тем, что неинвестированные ресурсы когда-то будут вложены. Поэтому печатать деньги в кризисных ситуациях все равно нужно. Это и было надеждой Банка Японии в 2001 году, когда она начала политику «количественного смягчения».

Точно так же рассуждали власти США и некоторых стран Европы во время мирового финансового кризиса. Они стремились не раздавать бесплатные кредиты и еще больше снижать процентные ставки, а стимулировать экономику другими методами.

На практике

Когда в Японии начался затяжной период стагнации, концепция ликвидной ловушки опять стала актуальной. Процентные ставки были практически равны нулю.

В тот период никто еще и не догадывался, что со временем банки в некоторых западных странах согласятся дать 100 долларов взаймы и получить обратно меньшую сумму. Кейнсианцы рассматривали низкие, но положительные процентные ставки.

Однако на сегодняшний день экономисты рассматривают ловушку ликвидности в связи с существованием того, что называется «бесплатные кредиты». Процентная ставка по ним очень близка к нулю. Так возникает ликвидная ловушка.

Пример такой ситуации – мировой финансовый кризис. В этот период процентные ставки по краткосрочным кредитам в США и Европе были очень близки к нулю. Экономист Пол Кругман заявил, что развитый мир находится в ликвидной ловушке. Он отметил, что утроение денежной массы в США за период с 2008 по 2011 год не имело никакого значительного эффекта на уровень цен.

Решение проблемы

Мнение, что монетарная политика при низких процентных ставках не может стимулировать экономику, является достаточно популярным.

Его отстаивают такие известные ученые, как Пол Кругман, Гаути Еггертссон и Майкл Вудфорд. Однако Милтон Фридман, родоначальник монетаризма, не видел в низких процентных ставках никакой проблемы.

Он считал, что центральный банк должен увеличивать предложение денег даже в том случае, если они равны нулю.

Государство должно продолжать покупать облигации. Фридман считал, что центральные банки всегда могут заставить потребителей тратить свои сбережения и спровоцировать инфляцию. Он использовал пример с самолетом, который сбрасывает доллары. Домохозяйства собирают их и складывают равными стопками.

Такая ситуация возможна и в реальной жизни. Например, центральный банк может напрямую финансировать бюджетный дефицит. Согласен с этой точкой зрения и Виллем Буйтер. Он считает, что прямые вливания наличности всегда могут увеличить спрос и инфляцию.

Поэтому монетарную политику нельзя считать неэффективной даже в условиях ликвидной ловушки.

Источник: https://autogear.ru/article/263/830/investitsionnaya-i-likvidnaya-lovushka-denejnaya-politika-gosudarstva/

Понятие ликвидности

Почему многие предпочитают хранить свои сбережения в наличных, а не покупать, например, недвижимость? Все дело в ликвидности. Данный экономический термин обозначает способность активов быстро продаваться по цене, близкой к рыночной. Абсолютно ликвидным активом являются наличные деньги.

На них можно сразу купить все необходимое. Несколько меньшую ликвидность имеют деньги на банковских счетах. Уже сложнее обстоит дело с векселями и ценными бумагами. Для того чтобы что-то купить, их сначала еще нужно продать.

И тут придется решать, что нам важнее: как можно ближе приблизиться к их рыночной цене или сделать все быстро.

Далее идет дебиторская задолженность, запасы товаров и сырья, машины, оборудование, здания, сооружения, незавершенное строительство.

Однако нужно понимать, что деньги, которые спрятаны дома под матрасом, не приносят никакого дохода их владельцу. Они просто лежат и ждут своего часа.

Но это необходимая плата за их высокую ликвидность. Уровень риска прямо пропорционален объему возможной прибыли.

«Ловушка ценности»: почему дешево не всегда значит привлекательно

Инвестиционная ловушка

Фундаментальный анализ — один из краеугольных камней долгосрочного инвестирования. Казалось бы, что проще, найти акции с низкими сравнительными мультипликаторами и выбрать наиболее «дешевые».

Формально, чем ниже мультипликаторы оцениваемой компании, тем она «дешевле», и наоборот. Однако не все так просто. Дешевле — еще не значит привлекательней.

Понятно, что точных точек для входа в позицию или выхода из нее рыночные мультипликаторы не дают, это удел теханализа. Но тут есть еще один тонкий момент. Речь идет от так называемой «ловушке ценности» (value trap).

Так называются ситуация, когда бумага формально выглядит «недооцененной», но по факту продолжает планомерное снижение, становясь все более и более «привлекательной». Давайте разберемся, кто виноват, и что делать. Учимся отделять «принцесс от лягушек».

Тем, кто не знаком со сравнительной оценкой, для начала рекомендуем прочитать обширный материал «Гид по рыночным мультипликаторам: как оценить компании по аналогии».

Откуда берутся «ловушки ценности»

По факту в сравнительной оценке много нюансов. Во-первых, это скорее дополнение к другим методам, необходим анализ финансового положения компании, стадии бизнес-цикла, потенциальных рисков и катализаторов.

Это мгновенная и грубая оценка.
Признаки «ловушки ценности»:

• Компания находится на пике бизнес-цикла (сейчас наблюдается в США), но все равно выглядит «дешевой».

Тут, либо догонять рынок, либо налицо серьезные структурные проблемы.

Важно понимать еще и стадию операционного цикла индустрии, которая может не совпадать с общим циклом. Особенно в этом плане могут отличаться сырьевой сегмент и специфические отрасли, типа альтернативной энергетики.

• Предприятие может последовательно терять рыночную долю. Вспомним ритейл-апокалипсис в США из-за острой конкуренции со стороны Amazon. Тут важно понять, насколько компания готова трансформировать свой бизнес.

Некоторые предприятия, например Wal-Mart в этом преуспели. Другие пытаются, например Macy’s, активно развивается в сегменте электронной коммерции.

• Избыточная долговая нагрузка и неэффективное использование капитала. В ходе обвала нефтяных котировок, некоторые сланцевики, перегруженные долгами, стали банкротами. Тут, правда, речь могла идти скорее о высоких мультипликаторах или отсутствии некоторых из них из-за низких доходов.

• CEO и глава Совета директоров компании — одно и тоже лицо. В Совете директоров находятся аффилированные лица. При этом система компенсаций топ-менеджмента непонятна.

• Стратегическое видение выглядит мутным, а цели из года в год не достигаются. Вспомним IBM. Со стратегией по трансформации бизнеса вроде все неплохо — развитие технологий в области аналитики, безопасности и «облака». Однако в октябре компания рапортовала о 22-м квартале падения выручки подряд (г/г).

• Казалось бы, бизнес нужно трансформировать, и «золотой ключик ваш», но инвесторы-активисты избегают компании, а слухи о ее возможном поглощении долгое время не подтверждаются. Пример: производитель косметики Avon, акции которого зависли на исторических минимумах.

Как определить «ловушку ценности»

Смотрим на ситуацию в комплексе. Тут важно оценить свои возможности.

Для полного понимания ситуации публично доступной информации может и не хватать. Построение финансовой модели требует серьезных навыков и времени, это удел аналитиков. Поэтому учимся правильно работать с «мгновенной и грубой оценкой» — мультипликаторами.

Необходимо правильно подобрать мультипликаторы для сравнения. Зачастую столь популярный P/E особого смысла не несет. Он актуален для банков и оценки рынка в целом (фондовых индексов). Для промышленных предприятий более адекватен показатель EV/EBITDA. Ритейлерам и молодым компаниям подходит EV/Sales. Стоит оценить компанию по нескольким мультипликаторам.

Полезны форвардные мультипликаторы — с учетом ожидаемых аналитиками доходов. Бывает обычные показатели низки, так ка речь идет о последнем финансовом году или последних 12 месяцах. При этом прогнозы по более низкому значению знаменателя двигают форвардные показатели гораздо выше. В идеале, у растущей компании ситуация противоположна.

Сравнивать отдельные предприятия желательно с медианными значениями по группе сопоставимых компаний или хотя бы с ключевыми конкурентами. К примеру, если P/E для конкретного американского банка равен 18, то есть ниже 25 у индекса S&P 500, торопиться с покупками не стоит. Конкуренты финучреждения в целом могут оказаться еще «дешевле».

Под сопоставимыми компаниями принято подразумевать предприятия со схожим видом бизнеса, капитализацией. В идеале регионы деятельности и масштабы бизнеса сравниваемых корпораций должны совпадать.

Источник: https://bcs-express.ru/novosti-i-analitika/lovushka-tsennosti-pochemu-deshevo-ne-vsegda-znachit-privlekatel-no

Инвесторы в ловушке

Инвестиционная ловушка

«Если взять сегодняшние тарифы и очистить их от топлива, электроэнергии и воды — того, что идет другим ресурсникам, — то разница в оставшейся части тарифов один к десяти при прочих равных. Как такое может быть? Никак.

Вот где гигантский резерв для страны» — Виктор Семенов, экс-глава ВНИПИэнергопрома, не верит в простые решения.

На круглом столе Либеральной платформы партии «Единая Россия» «Инвестиционная ловушка в теплоснабжении: где пути выхода из кризиса» Семенов пытался убедить чиновников и коллег по отрасли, что каждый проблемный город, каждый замерзающий поселок требует особого подхода.

Сегодня общим местом стал тот факт, что основная проблема теплоснабжения — отсутствие инвестиций. Если электросетевое хозяйство обновляется, а реформа РАО ЕЭС позволила привлечь деньги в отрасль электрогенерации, то тепловое хозяйство за двадцать лет так и не стало отраслью, привлекательной для вложений.

Например, к 2020 году 28 ГВт действующих мощностей из 160 ГВт установленной тепловой мощности выработают свой парковый ресурс. Каждая шестая станция за пять лет фактически может прекратить свою работу. В зоне риска города Центральной России и Сибири, где развитие энергетики пришлось на 1940–1950-е, и с тех пор ничего не менялось.

Сейчас эти станции принадлежат теплогенерирующим компаниям (ТГК). Но почти все ТГК, образовавшиеся после реформы РАО, убыточны. Убыток не позволяет привлекать внешнее финансирование, и, как следствие, в отрасли электроэнергетики, совмещенной с теплогенерацией, инвестиции за последние годы сильно сократились. С поправкой на инфляцию с 2011 года падение было более чем двукратным.

Однако кроме экономики процесса в отрасли есть ряд организационных моментов, мешающих капитальному строительству.

Спасти Рубцовск

В 2010 году у Рубцовской ТЭЦ исчез крупный потребитель: тракторный завод, который брал значительную часть тепла. В результате банкротства завода отпуск тепла упал на 30%, а себестоимость производства сократилась лишь на 15%.

У предприятия просто стало не хватать денег, что привело к серьезной технической деградации оборудования и невозможности эксплуатации станции.

«Можно было только удивляться, каким же огромным запасом прочности обладала советская энергетика, что позволило так долго жить в условиях хронического недофинансирования» — Михаил Кузнецов, генеральный директор Сибирской генерирующей компании (СГК), был на этой станции и видел ее состояние.

В городе есть еще один источник тепла, но он, как и Рубцовская ТЭЦ, де-факто находится в предбанкротном состоянии. Над Рубцовском висит реальная угроза замерзнуть в одну из ближайших сибирских зим.

СГК предложила вариант решения этой проблемы. Если оставить один из двух источников теплоснабжения, это позволит существенно сократить общие издержки теплоснабжения города. Но такой источник нужно привести в нормальное состояние и залатать сети.

По оценке СГК, это обойдется в 1,3 млрд рублей, еще около 200 млн потребуется для покрытия убытков теплосети, пока она не начнет получать экономический эффект. Срок окупаемости инвестиций — примерно 12–15 лет.

Это приемлемые сроки, однако даже имея договоренности с краевой администрацией и муниципалитетом, стороннее финансирование под проект привлечь сложно. По словам Кузнецова, главная проблема — тариф, и даже не его размер, а его сложное законодательное формирование.

В действующем законе «О теплоснабжении» не меньше девяти способов регулирования необходимого, с точки зрения власти, тарифа, каждая смена губернатора или мэра несет для инвестора колоссальные риски. Финансовые гарантии зависят не от закона, а от конкретного чиновника.

Тему изменчивого законодательства поддержал главный инженер компании «Фортум» Парвиз Абдушукуров: «Мы предлагали комплексный подход: не тарифную формулу менять, а менять концепцию, защитить раз и навсегда потребителя, в том числе от бесконечного роста тарифов.

Рынок теплоснабжения мог начать функционировать как рынок, а это даст приток инвестиций в отрасль». Даже закрыв глаза на дисбалансы в законе, «Фортум» не может реализовать очевидные возможности: например, в городе Копейске Челябинской области 45 котельных. Средний тариф немногим ниже 1900 рублей за гигакалорию.

«Фортум» предложил инвестиционный проект: строительство на ТЭЦ-1 дополнительного блока и сеть от этого блока до Копейска. Обязательное условие — фиксация тарифа на десять лет с индексацией на инфляцию. Проект выглядит очень привлекательным: появится новый источник энергии и тепла, закроется неэффективная генерация.

При этом «Фортум» не просит дополнительных вливаний из бюджета. «Но он не реализуется. Никому не надо!» — возмущается Парвиз Абдушукуров.

Второй пример: в Челябинске шесть типов домов разных серий, в разных районах города, с установкой индивидуального теплового пункта (ИТП) и без. Расчеты показывают, что до установки ИТП потребление составляет 0,32 ГКал на 1 кв. м, после установки — 0,24 ГКал. Экономия порядка 25–26%. «Элементарный проект. Окупаемость полтора года.

Не реализуется, — недоумевает главный инженер “Фортума”. — О чем это говорит? Это говорит о том, что сама модель не работает. Можно регулировать какой-то элемент, но она не будет работать, потому что нет заинтересованности всех сторон. Законодательная база не та, экономических стимулов нет».

Фактически из процесса принятия решений исключен самый главный субъект — потребитель тепла. Простой пример: с советских времен сохранилось централизованное начало отопительного сезона по постановлению властей. «Например, я житель какого-то дома, у меня температура ниже комфортной, октябрь.

Пока мэр не благословит, я не могу включить отопление, хотя поставщик готов дать, а я готов принять и оплатить. Если исходить из этой логики, все остальные проблемы будут решаться», — приводит пример Абдушукуров. Сегодня же решения требуются от кого угодно, но не от жителей.

Взять Челябинск: там надо было в местный закон по энергоэффективности ввести норму, что в домах должны быть ИТП на основе энергосервисных договоров. Присутствовавший

на круглом столезамгубернатора Челябинской области Сергей Шаль не смог содержательно прокомментировать ситуацию, сложившуюся вокруг инициатив «Фортума», заметив только, что местные власти не против, чтобы ИТП создавались за счет взносов граждан на капитальный ремонт, и что в Копейск никто из инвесторов не идет.

«Нет заинтересованности сегодня у собственников, генерирующих компаний вкладывать деньги при окупаемости двенадцать лет, — убежденно заявил Шаль. — В Копейске был проект, его начали обсуждать, потом компания сама отказалась от его реализации.

Никто не мешает инвестировать в ИТП, мы только “за”, но мы против того, чтобы это делалось за бюджетные деньги, тем более за деньги граждан».

Минстрой доволен

В комитете по энергетике Госдумы сейчас обсуждается законопроект об альтернативной котельной. Это ключевой закон нынешнего этапа реформы теплоснабжения.

Концепция альткотельной предполагает, что цена на тепло не формируется региональной энергетической комиссией, а устанавливается по строгой формуле, понятной всем, с некоторыми поправками на региональную и топливную специфику. Виктор Семенов предупреждает, что есть риски, которые сейчас мало кто просматривает.

«Я слабо верю, что после того, как мы из нескольких коммерсантов, которые в городе работают по теплу, выберем самого главного, все будет хорошо. Больше туда вообще никто не влезет, даже если предложит тариф на 30 процентов дешевле альткотельной», — убежден гендиректор ВНИПИэнергопрома.

В качестве примера г-н Семенов привел Смоленск, где у ТЭЦ тариф 1200 руб./Гкал, а у котельных 2200 руб./Гкал. «Администрация ищет концессионера на 2200 — и мы убираем при этом возможности внутренней оптимизации», — говорит Виктор Семенов.

При всех усилиях различных ведомств по реформированию сферы теплоснабжения все очевиднее становится разрозненность и несогласованность этих усилий.

Единая теплоэнергетическая система рассматривается и меняется по отдельным фрагментам, но никто не изучает целостную картину с точки зрения самих населенных пунктов. «Нужен отраслевой институт, — констатирует г-н Семенов. — Я видел, как работает министерство энергетики США.

У них, если есть проблема, начинает работать национальная лаборатория. У нас, если есть проблема, начинают рисовать нормативный документ».

По сути же происходит следующее: поток нормативных документов и лоббистских усилий подменяет содержательные решения. Тем более что в странеотсутствует единый центр ответственности за отрасль теплоснабжения, регулирование осуществляется несколькими ведомствами, и далеко не всегда у них есть консолидированная позиция.

Сами ведомства настроены довольно оптимистично. «По итогам 2015 года инвестиционные расходы в сфере ЖКХ увеличились на три процента, до 183 миллиардов рублей, что в целом неплохо, — заявил замминистра строительства и ЖКХ РФ Андрей Чибис. — Была заключена 271 концессия против 112 концессий в 2014 году.

Объем взятых концессионерами обязательств вырос в десять раз. Активно запускаются концессии в теплоснабжении в небольших населенных работают пунктах — там высокий уровень окупаемости. Там, где концессии полтора года, в теплоснабжении, аварийность снизилась на 47 процентов, потери — на 18 процентов.

Разве это не тот эффект, которого мы с вами добиваемся?»

Не видит проблемы Минстрой и с тарифным регулированием: Андрей Чибис отметил, что с июля 2016 года впервые будут применены долгосрочные параметры цены. «Может быть, научимся пользоваться этими параметрами? — обратился замминистра к теплоэнергетикам.

— В них дополнительная предпринимательская прибыль — пять процентов с оборота, дополнительно к возврату инвестиционных кредитов на строительство или модернизацию объекта. Впервые определяются целевые показатели по сокращению аварийности, потерь, надлежащих параметров качества».

Андрей Чибис напомнил, что принципа «затраты плюс» больше не существует. «Размер платежа и его рост должен быть обусловлен обязательствами по повышению качества и инвестициями.

Такой механизм мы запустили, и он работает», — заключил он, призвав вместо описания надвигающихся катастроф посмотреть, какие результаты дают уже имеющиеся, недавно запущенные механизмы.

Но представители отрасли не уверены, что эти механизмы — панацея. «Не будет такого, что завтра придет инвестор и все решит. В кучу городов инвестор вообще не придет», — уверен Виктор Семенов.

Этими городами нужно заниматься, но сегодня эту работу вести некому.

Входивший в структуру «Российских сетей» ВНИПИэнергопром, на счету которого несколько успешных примеров модернизации теплового хозяйства, сейчас расформируется.

Отрасли жизненно необходим единый центр глубокой экспертизы и принятия решений. Без серьезного отраслевого института невозможно двигаться дальше.

Источник: https://expert.ru/expert/2016/24/investoryi-v-lovushke/

Читать Экономическая теория: учебник онлайн (полностью и бесплатно) страница 76

Инвестиционная ловушка

Рис. 16.19. Рост автономных инвестиций

i↓ => I ↑=> Y↑ => L↑ => i ↑=> I? => Y ↓.

LM0 ↑=> LM1; i0↓=> i1; Y0↑ => Y1.

IS0 ↑=> IS1; Y1↑ => Y2; i1↑ => i2.

Равновесие в (.) Е2.

Модель IS-LM позволила преодолеть классическую дихотомию (деление на реальный и денежный секторы), поскольку изменения на денежном рынке влияют на реальный доход (рис. 16.20).

Рис. 16.20. Классическая дихотомия

Экономика может находиться в такой ситуации, когда изменение количества денег не ведет к росту реального дохода. Это будет ликвидная ловушка.

Ликвидная ловушка – ситуация в экономике, при которой устанавливаются настолько низкие ставки процента, что весь дополнительный прирост реальных кассовых остатков поглощается спекулятивным спросом.

Изменение предложения денег не изменяет национальный доход (рис. 16.21).

Рис. 16.21. Ликвидная ловушка

Предложение денег↑, сдвиг LM0 => LM1 => LM2, Y = const.

Кроме ликвидной ловушки может иметь место инвестиционная ловушка, при которой спрос на инвестиции по ставке процента становится неэластичным.

Если спрос на инвестиции абсолютно неэластичен по процентной ставке, то IS – вертикальна. Предложение денег изменяется, эффективный спрос – постоянен (рис. 16.22).

Рис. 16.22. Инвестиционная ловушка

Такая ситуация, по Кейнсу, может возникнуть во время экономического спада, когда в экономике имеется мало экономически эффективных проектов из-за высокой процентной ставки и застоя в техническом прогрессе.

Инвестиционная ловушка может возникнуть и при малой эластичности функции инвестиций, если она несопоставима со сбережениями (рис. 16.23).

Чтобы инвестиции были равны сбережениям в условиях полной занятости, необходима отрицательная реальная ставка процента, что невозможно.

Ситуации ликвидных и инвестиционных ловушек могут возникнуть, когда в экономике не явно выражен эффект богатства, за счет эффекта богатства при сохранении цен происходят сдвиги не только LM, но и IS, что повышает эластичность совокупного спроса и нейтрализует инвестиционные и ликвидные ловушки.

Рис. 16.23. Инвестиционная ловушка при малой эластичности функции инвестиций

16.4.1. Занятость и безработица

Все население может быть представлено в следующей классификации (рис. 16.24):

Рис. 16.24. Классификация населения

Безработица – социально-экономическое явление, при котором определенный контингент экономически активного населения, способного работать и ищущего работу по найму, не имеет возможности трудоустроиться в данный момент.

Различают три вида безработицы:

– структурная – представляющая собой временную потерю работы частью трудоспособного населения в связи с изменениями в структуре производства, необходимостью получения новой профессии;

– фрикционная – отражающая временную потерю работы людьми, меняющими место жительства, связанная с трудоустройством вновь вовлекаемого населения, но не требующая переобучения и повышения квалификации;

– конъюнктурная – выражающая невозможность найти работу в связи с общим спадом в экономике.

Норма безработицы определяется долей безработных в составе самодеятельного населения.

Nбезработицы = F/(N + F),

где F – безработные; N – занятые.

В экономической теории важное значение имеет понятие полная занятость, когда число рабочих мест соответствует числу людей, ищущих работу.

Классическая школа считает, что существует всегда полная занятость, так как безработица предопределена несоответствием ставки заработной платы и требованиям работников. Временные отклонения носят структурный и фрикционный характеры.

Кейнсианская школа считает, что конъюнктурная безработица устойчива и долговременна.

В настоящее время в теории употребляется термин естественная безработица, которая представляет ситуацию, когда имеющиеся в стране безработные или заняты подготовкой к трудоустройству, или ищут лучшее место работы в соответствие со своей квалификацией в условиях полной занятости.

Естественная норма безработицы – уровень безработицы, при котором число безработных совпадает с числом свободных рабочих мест и существует полная занятость.

U* = F*/R,

где U* – естественная норма безработицы; F* – безработные, для которых есть рабочие места, R – самодеятельное население.

N* = R – F?*,

где N* – полная занятость.

Для объяснения динамики безработицы используется гипотеза о гистерезисе, согласно которой некоторые макроэкономические переменные неспособны возвратиться к своим первоначальным значениям после того, как причина их изменений устранена.

Временные изменения одних переменных приводят к постоянным изменениям других.

Так, например, безработные утрачивают часть своих навыков и способностей, представляющих человеческий капитал, так что они уже не могут работать даже после прекращения шокового воздействия, вызвавшего рост безработицы.

Фактическое значение естественной безработицы зависит от следующих факторов:

• демографических;

• институциональных;

• социальных.

Разница между фактическим уровнем безработицы (Uф) и естественной нормой безработицы (U*) составляет конъюнктурную безработицу (Uк).

Uк= Uф – U*

Наличие конъюнктурной безработицы предопределяет недоиспользование производственных мощностей и потерю валового национального продукта (ВНП). Разница между потенциально возможным объемом ВНП в условиях полной занятости (уF) и фактически достигнутым в условиях конъюнктурной безработицы (у) составляет конъюнктурный разрыв.

Между конъюнктурной безработицей и конъюнктурным разрывом существует устойчивая связь (закон А. Оукена). Закон Оукена устанавливает зависимость между динамикой ВНП и уровнем полной занятости, с одной стороны, и уровнем конъюнктурной безработицы и величиной конъюнктурного разрыва – с другой (рис. 16.25).

Формально закон может быть представлен:

(YF – Y) / YF =ϒ(U – U*),

где ϒ – коэффициент Оукена.

Изменение конъюнктурной безработицы на 1 % вызывает прямопропорциональное изменение конъюнктурного разрыва на ϒ процентов.

Рис. 16.25. Графическое изображение закона Оукена

Зависимость объема выпуска от уровня фактической безработицы будет выглядеть следующим образом:

Y = YF [1 – ϒ(U – U*)]

16.4.2. Функционирование рынка труда в краткосрочном и долгосрочном периодах

Рынок труда – совокупность экономических отношений по приобретению одного из факторов производства – труда.

Этот рынок имеет специфические черты:

• рассматривается как единый национальный рынок без учета отраслевых профессиональных и прочих различий;

• анализируется цена труда (ставка заработной платы) как единственный показатель, оказывающий влияние на отношение найма.

Рынок труда является самым несовершенным из всех рынков, исследуемых макроэкономикой.

Поскольку этот рынок отличается длительным временем по поиску работы в связи с изменением места жительства и специальности, плохой информированностью о наличии рабочих мест, негибкостью номинальной заработной платы.

Несовершенство рынка труда препятствует достижению равновесия, и даже в условиях «полной занятости» имеет место безработица.

На рынке труда в результате взаимодействия спроса и предложения на труд определяется уровень занятости (N), а следовательно, в коротком периоде – объем предложения благ, который может быть представлен формулой в виде производственной функции Y = Y (N) при заданном объеме капитала и существующей технической оснащенности.

Классики и кейнсианцы по-разному трактуют процесс функционирования рынка труда и приходят к различным выводам относительно причин безработицы. Классическая концепция основывается на предположении, что рынок благ и рынок факторов производства развиваются в условиях совершенной конкуренции.

Источник: https://mir-knig.com/read_330226-76

Все термины
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: