Голландский сэндвич

История офшоров: Кто, как и куда прячет деньги

Голландский сэндвич

Как компании безнаказанно обманывают налоговое законодательство и какие проблемы это создает?

Хотите платить меньше налогов? Вам нужна схема под названием «двойная ирландская с голландским сэндвичем».

«Двойная ирландская с голландским сэндвичем» — схема оптимизации выплаты налогов путем использования двух ирландских и одной голландской компаний. Ирландские компании выступают в роли «хлеба», а между ними находится голландская компания, как «сыр» или «колбаса».

Предположим, вы основываете компанию на Бермудских островах и продаете ей свою интеллектуальную собственность, после чего она создает дочернее предприятие в Ирландии.

Теперь в Ирландии создается еще одна компания — она выставляет счета европейскому подразделению на суммы, примерно совпадающие с его прибылями.

Теперь создается компания в Нидерландах.

Теперь ваша вторая ирландская компания отправляет деньги голландской компании, которая сразу же переводит их первой ирландской компании, той, у которой штаб-квартира на Бермудских островах.

Скучно? Запутанно? В этом и смысл.

Налоговые гавани именно так и работают: распутать клубок финансовых связей очень трудно, если вообще возможно.

Подобные бухгалтерские приемы позволяют транснациональным корпорациям, в том числе Google, eBay и IKEA, совершенно законно минимизировать уплачиваемые налоги.

Понятно, что это не всех устраивает. Налоги — как членские взносы в клубе: когда кто-то уклоняется от уплаты, но рассчитывает на предоставляемые клубом услуги (оборону, полицию, дороги, канализацию, образование), это возмущает.

Но репутация налоговых гаваней не всегда была такой плохой. Когда-то они позволяли людям, преследуемым в собственной стране, уходить от репрессивных законов.

Например, евреи из нацистской Германии могли спрятать деньги в Швейцарии, где банки не разглашали сведения о вкладчиках.

Снижение налоговой нагрузки или сокрытие доходов?

К сожалению, вскоре после этого швейцарские банкиры с той же радостью помогли нацистам прятать украденное золото и очень неохотно возвращали его прежним владельцам.

Сегодня налоговые гавани используются как для законного снижения налоговой нагрузки, так и для незаконного сокрытия налогооблагаемых доходов. «Двойная ирландская с голландским сэндвичем» — это первый случай.

Законы едины для всех, и сегодня использование офшорных компаний доступно для небольших организаций и даже частных лиц — но обычные люди зарабатывают недостаточно, чтобы экономия на налогах окупила бухгалтерские услуги по обслуживанию такой сложной схемы.

Так что рядовому гражданину, желающему платить меньше налогов, открыты только незаконные пути: сокрытие доходов путем работы за наличные или, например, пронос сигарет через «зеленый коридор» при пересечении границы.

Банковская тайна

Британские налоговые органы считают, что большая часть неуплаченных налогов приходится на бесчисленные мелкие транзакции частных лиц, а не на богачей, доверяющих свои деньги теневым банкирам.

Впрочем, если бы масштаб проблемы можно было точно измерить, ее можно было бы побороть.

Похоже, что банковская тайна зародилась в Швейцарии: первые известные законы, предписывающие банкирам не раскрывать информацию о своих клиентах, были приняты в 1713 году Большим советом Женевы.

Впрочем, по-настоящему актуальной банковская тайна стала в 1920-х — многие европейские страны подняли налоги с целью погашения долгов, накопленных за время Первой мировой войны, и богатые европейцы искали способы спрятать свои капиталы.

К 1934 году швейцарцы осознали, что этот бизнес важен для их экономики, и раскрытие финансовой информации клиентов стало уголовным преступлением.

Сегодня мы часто называем налоговые гавани офшорами, хотя у Швейцарии нет выхода к морю — в английском языке это слово, в частности, означает морские пространства вне территориальных вод. Постепенно появились новые налоговые гавани — на острове Джерси, на Мальте и на островах Карибского бассейна.

Это понятно: на небольших островах зачастую нет условий для сельского хозяйства или производства, и такие страны предпочитают оказывать финансовые услуги. Но настоящая причина распространенности этого явления глубже: дело в распаде европейских империй после Второй мировой войны.

Дело в том, что Великобритания не желала субсидировать Бермудские и Британские Виргинские острова, и поощряла развитие там финансового сектора в тесной связке с Лондонским Сити. Таким образом, субсидирование оказалось косвенным — часть налоговых поступлений начала потихоньку перетекать на эти острова.

Сколько денег остается в тени?

Экономист Габриэль Цуцман придумал интересный способ оценить объем капитала, скрытого в системе офшоров.

Теоретически, если сложить все активы и обязательства, учтенные во всех финансовых центрах мира, должен получиться ноль, но этого не происходит — каждый из центров показывает больше обязательств, чем активов.

Цуцман обработал эти цифры и обнаружил, что сумма обязательств всех экономических агентов мира на 8% превышает стоимость активов. Таким образом, получается, что не менее 8% мирового богатства остается в тени (другие методы дают еще более высокую оценку).

Эта проблема особенно остро стоит в развивающихся странах. Например, Цуцман считает, что в офшорах скрыто не менее 30% африканских капиталов, что оборачивается ежегодным убытком в размере 14 млрд долларов неуплаченных налогов — на эти деньги можно было бы построить много школ и больниц.

Цуцман предлагает решение: всеобщую прозрачность. Если составить общий реестр собственности, это положит конец банковской тайне и системам подставных компаний, защищающих корпорации и фонды.

Это может помочь побороть сокрытие доходов, но уклонение от уплаты налогов — более тонкая и сложная проблема.

Представьте, что у человека есть пекарня в Бельгии, молочная ферма в Дании и закусочная в Словении.

Он продает в закусочной сэндвич с сыром, зарабатывая €1 прибыли. С какой части этой прибыли нужно заплатить налоги в Словении, где он продал сэндвич, сколько в Дании, где сделал сыр, а сколько в Бельгии, где был испечен хлеб?

Очевидного ответа на этот вопрос нет.

Бухгалтерские трюки

Поскольку рост налогов в 20-е годы совпал с усилением глобализации, Лига Наций разработала решение для таких вопросов — компаниям предлагается выбрать место, где они предпочитают декларировать прибыль.

Это важный механизм, но он открывает возможности для злоупотреблений.

Есть одна история — неизвестно, правдива ли она, зато очень иллюстративна.

Представим, что тринидадская компания продает шариковые ручки своей «дочке» по 8,5 тыс. долларов за штуку. Что происходит? Прибыль тринидадской компании растет, но в этой стране низкие налоги, а прибыль в другой юрисдикции, где расположена штаб-квартира, падает.

Впрочем, большинство подобных трюков гораздо менее очевидны, и, как следствие, очень трудно оценить суммы, которые таким образом уходят от налогообложения.

Источник: https://klikabol.mirtesen.ru/blog/43172339220/Istoriya-ofshorov:-Kto,-kak-i-kuda-pryachet-dengi

Священный бутерброд. Голландцы очень любят хлеб. Любят его…

Голландский сэндвич
Aug 23, 2017 · 6 min read

Голландцы очень любят хлеб. Любят его искренне, часто и в больших количествах.

Через пару месяцев жизни в NL приходит абсолютно ясное осознание, что привитое нам в суровые советские годы уважительное отношение к хлебу на самом деле не имеет ничего общего с этой настоящей чистой любовью, принимающей такие тонкие, пухлые, мягкие, хрустящие, и прочие странно-изощренные формы.

В каждом мало-мальски приличном супермаркете есть своя пекарня, поэтому заходить туда на голодный желудок совсем невыносимо (про булочные я вообще молчу).

Чумовой запах свежей выпечки сносит голову, и пока она медленно возвращается в исходное положение— оказывается, что ты уже расплатилась на кассе и теперь недоуменно смотришь на все эти булки, буханки, пончики и слоеные пирожки, которые теперь кто-то должен будет съесть (видимо кот, потому что тебе-то пора худеть… впрочем и коту тоже).

Здесь есть белый хлеб, черный хлеб, хлеб ржаной и кукурузный, хлеб с зернами, отрубями или хрустящей присыпкой, с травами или корицей — в общем какой угодно.

Иногда ностальгирующий гурман все-таки попискивает “хочу бородинский!” (а вот его-то как раз не найти), но тут главное сразу съесть кусочек чего-нибудь из вот этой только что купленной горы булок, и гурман-патриот покорно отступает: “Ооок, сдюжим без бородинского”

Boterham — на завтрак

Ну ладно, бутербродами на завтрак нас не удивишь. Мы теперь, конечно, все больше по смузи и мюслям (зож, фитоняш, глютен-фри — вот это все), но бабушкин хлебушек с маслом и колбасыр навсегда в нашем сердце, а иногда и на нашем столе.

Но голландцы пошли дальше. Они мажут и выкладывают на хлеб вообще все. Например творог. Обычный зернистый творог, который мы наворачиваем ложкой, они мажут на хлеб — даже на упаковке прямо так и рисуют и в рекламе показывают, мол давай намажь и укропом каким-нибудь сверху посыпь. Попробовала — ерунда какая-то. Забила, ем ложкой из банки.

В магазинах есть целые отделы с различными “замазками” для сэндвичей — десятки разных видов паштета, хумуса и песто, какие-то томатные и майонезные соусы, с кусками курицы, креветок или овощей. В общем, конструктор “собери свой бутерброд” здесь имеет бесконечное количество вариаций.

Запись в словарик: плоский кусок хлеба, или же сооруженный на нем бутерброд, по-голландски называется — boterham.

А если на него сверху положить второй кусок хлеба, то он автоматически становится “dubbele boterham” или же “belegde boterham” что в обоих случаях лучше всего переводится как — сэндвич.

В целом слово “boterham” в некоторой степени старомодно и относится скорее к бутерам, которые делают дома. В меню ресторана это название встретить почти невозможно.

Но отдельный хит голландской бутербродной кухни — это Hagelslag (что достаточно коряво, но дословно можно перевести как “ураган с градом”).

Это шоколадная (а также фруктовая, кокосовая, ванильная и какая-угодно другая сладкая) крошка, которой во всем остальном мире украшают разве что торты или шарики мороженого. Но голландцы имеют на этот счет другое мнение — они обильно посыпают такой крошкой обычный кусок белого хлеба (предварительно плотно намазанный сливочным или арахисовым маслом).

Hagelslag — считается самым любимым “десертом”, причем не только у детей. Такие сладкие бутерброды обычно едят на завтрак, но если вы решите навернуть немного мелконарезанного шоколада с хлебом в обед или вечером — вас тут никто не осудит.

Broodje — на обед

Вот допустим, есть у вас корпоративный бонус — любой обед в столовой за пару евро. Что вы возьмете? Правильно — первое, второе и компот. Вместе с комками манной каши мы с детства впитали непоколебимую истину — обед должен быть горячим, сытным… да что уж там, нажористым он должен быть.

А коллега ваш, голландец, возьмет скромно булку, напичкает ее ветчиной-сыром-салатом, или еще хуже — какую-то cтранную длинную котлетку туда засунет, горчичным соусом польет и будет все это меланхолично пережевывать с довольным лицом. А на ваш взгляд недоуменный, спокойно скажет: Lekker! (Вкусно ему, значит)

Запись в словарик: Broodje — дословно можно перевести как “небольшой кусок хлеба” или просто “хлебушек”, но фактически это универсальное название для любого типа хлебо-булок с начинкой и сэндвичей.

Классический вариант broodje — это свежайшая булочка 15–20 см длинной, разрезанная пополам и очень мощно напичканная всевозможной начинкой — ветчина, сыр, фрикадельки, тунец и лосось, кусочки пряной курицы и говядины, яйца, овощи, салат — общем, все что вы можете и не можете себе представить.

Именно Broodjes подают на обед в большинстве ресторанов, ланч-баров и закусочных. И это на самом деле вкусно.

Многие считают, что голландский хлебный обед объясняется их прирожденной практичностью и желанием сэкономить, но на самом деле им просто нравится их прекрасный священный бутерброд.

Главный культурный диссонанс у “наших людей” наступает, когда они осознают, что любовь к “хлебушку” тут прививают с самого раннего детства. Во многих детских садах (где кстати в одной группе всегда сосуществуют дети от 0 до 4 лет) вообще не принято кормить малышей горячей едой — целый день они едят только фрукты, снэки и, естественно, бутерброды.

Впрочем, растущее экспатское комьюнити постепенно выживает “хлебушек” из детских садов (не только соотечественников возмущает кормежка детей “как попало”, американские геликоптер-мамаши, например, тоже могут быть крайне возмущены) поэтому появляется все больше мест где мелкоте на обед все-таки готовят что-то горячее… правда кое-где вовсе не каждый день, а только пару раз в неделю (О_о)

Объясняют такое “халатное” отношение к детской еде голландцы просто: во-первых, грамотно приготовленный бутерброд из качественного свежего хлеба содержит все нужные калории, питательные вещества и витамины, а во-вторых, по не менее сакральной традиции, горячий прием пищи у голландцев только один — ужин, который нужно обязательно приготовить дома и провести в кругу семьи.

«,»author»:»Ekaterina Gor»,»date_published»:»2018-07-20T13:27:56.197Z»,»lead_image_url»:»https://miro.medium.com/max/700/1*No3RH-kYznSSdIZR4g7L4Q.jpeg»,»dek»:null,»next_page_url»:null,»url»:»https://medium.com/%D1%82%D0%B0%D0%BC-%D0%B3%D0%B4%D0%B5-%D0%BC%D1%8B-%D0%B5%D1%81%D1%82%D1%8C/%D1%81%D0%B2%D1%8F%D1%89%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D0%B1%D1%83%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B1%D1%80%D0%BE%D0%B4-43654f406395″,»domain»:»medium.com»,»excerpt»:»Ð“олландцы очень любят хлеб. Любят его искренне, часто и в больших количествах. Через пару месяцев жизни в NL приходит абсолютно ясное…»,»word_count»:860,»direction»:»ltr»,»total_pages»:1,»rendered_pages»:1}

Источник: https://medium.com/%D1%82%D0%B0%D0%BC-%D0%B3%D0%B4%D0%B5-%D0%BC%D1%8B-%D0%B5%D1%81%D1%82%D1%8C/%D1%81%D0%B2%D1%8F%D1%89%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D0%B1%D1%83%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B1%D1%80%D0%BE%D0%B4-43654f406395

Кушать подано: что такое «голландский сэндвич» и зачем он крупным корпорациями

Голландский сэндвич

По оценкам экономистов, голландская система фискальных сборов обходится Старому Свету ежегодно в многие миллиарды евро потерь от недополученных налоговых отчислений. Что это за схема и почему весь мир ее терпит, разбирались «Известия»

Применительно к экономике «сэндвич», да еще с прилагательным «голландский» означает наиболее часто используемую формулу для уклонения от корпоративных налогов в Европе и за ее пределами.

Голландский финансовый сэндвич в принципе выполняет ту же функцию, что и его кулинарный тезка: обманывает желудок (налоговые органы) многих государств, создавая минимумом пищи ощущение сытости. Нидерланды являются ключевым мостом для многих компаний в своей стратегии максимизации прибыли.

Территорией, фискальный климат которой создал стране репутацию «налогового рая». При этом формально налоговым убежищем не являющейся.

Транснациональные корпорации экономят миллионы евро в налогах, направляя прибыль своих дочерних компаний через Нидерланды, прежде чем эти деньги вернутся на счета материнской компании. Эксперт Арьен Лежур из управления анализа экономической политики (CPB) министерства экономики Нидерландов объясняет, что «это государство несет ответственность за 15% глобального уклонения от уплаты налогов».

«Предполагаемый общий объем недоотчисленных в бюджеты стран мира средств составляет около $150 млрд в год. Примерно 22 млрд из них «испаряются», пройдя через Нидерланды», — говорит специалист. Цифры, приводимые Лежуром, — самые скромные из того, чем оперируют аналитики, изучающие тему «голландского сэндвича».

Как это работает

Денежные потоки идут через так называемые компании-почтовые ящики. Это зарегистрированные в Нидерландах зарубежными транснациональными корпорациями офисы, филиалы и «дочки» без сотрудников или реальной деятельности.

Так создаются совершенно законные «прачечные», позволяющие «смыть» часть средств, предназначавшихся изначально своему государству, в персональный офшорный отстойник-накопитель.

Поскольку в большинстве европейских стран существуют правила, затрудняющие отправку прибыли непосредственно в налоговые гавани, компании сначала перемещают ее в Голландию, которая не включена и в списки офшоров, — ибо таковым не является.

В Амстердаме, Роттердаме или каком-нибудь Эйндховене поступившие средства облагаются налогом. Но, во-первых, гораздо меньшим, чем по месту основного «жительства» компании или других странах с высоким налогообложением.

А во-вторых, облагается не всё, а только мизер, остающийся на счете «для демонстрации жизнеспособности».

Остальной же навар переправляется в какой-нибудь «налоговый рай», и препятствовать этому переводу никто не вправе, так как с точки зрения нидерландского законодательства тут всё соответствует правилам.

«Эта практика, хотя формально и не нарушает закон, фактически сосредоточена на его нарушении. Она — грабительская по сути, но в соответствии с нормами политкорректности мы можем ее назвать в крайнем случае социально нежелательной, — говорит Лежур. — У компаний, осуществляющих такие переводы денег, есть только одна цель — вывод средств из-под налогообложения».

Таким образом, Нидерланды, возведя «оптимизацию» чужих налогов в легальный способ зарабатывания денег для своей казны, грабят своих коллег по ЕС. По данным аналитиков, в период с 2011 по 2018 год через Нидерланды прокачивалось в среднем €200 млрд ежегодно, что приносило голландской экономике €2 млрд чистого дохода.

«Европейский союз опубликовал очередной черный список налоговых убежищ, в котором наконец оказались Панама, Каймановы и Сейшельские острова, но отсутствуют европейские страны. А ведь как минимум в него должны быть внесены Ирландия, Люксембург, Мальта, Кипр и Нидерланды, — считает эксперт неправительственной организации Oxfam Йохан Лангерок.

— Каждое соглашение о недопустимости двойного налогообложения, которое Амстердам подписывает с другими государствами, увеличивает прямые иностранные инвестиции в страну, так считают в госструктурах. Однако поступающие деньги — транзитные. Они не оседают в стране, не вкладываются в ее инфраструктуру.

Они тут же уходят в офшоры, немного оставив голландцам «на чай» и «кинув» на налоги страны происхождения этих средств».

В министерстве экономики Нидерландов, кстати, не видят в низких ставках налогообложения никакого криминала — это «просто конкуренция на рынке сборов, которую мы выигрываем».

Бронебойное лобби

С голландцами всё понятно, они с прошедших транзитом чужих прибылей имеют свою еврокопеечку. Но почему правительства других стран упорно не замечают, что их грабят на законном основании? Скорее всего, потому что лоббистам транснациональных корпораций удается продавливать в правительствах нужных государств нужные решения.

Найти крупную западную компанию, работающую в Европе и не проводящую свои деньги через Нидерланды, — задача нереальная. От шведской Ikea и американской Google до итальянского футбольного клуба «Ювентус». Ведущие нефтедобывающие предприятия и автопроизводители — у каждой из них есть по родственнице в Голландии. Часто — не по одной.

Компании эти практически не занимаются какой-либо деятельностью в Нидерландах: у них нет наемных работников, они не тратятся на закупку сырья, не производят товары, и потому с них нет оснований взимать НДС.

Согласно последнему отчету индекса финансовой секретности (FSI), Нидерланды являются «домом для почти 15 тыс.

специальных финансовых учреждений», которые выполняют «лишь связующую функцию между штаб-квартирами многонациональных корпораций в странах происхождения и пунктами назначения, в которых прячутся прибыли ТНК».

Кстати, аналитики FSI считают цифру в €200 млрд ежегодного нидерландского транзита (см. выше) многократно заниженной. Настоящий объем, отмечают они, составляет €4 трлн., что более чем в четыре раза превосходит ВВП страны.

В докладе подчеркивается, что с 1950-х Нидерланды разработали «чрезвычайно непрозрачную финансовую инфраструктуру» с налоговыми характеристиками в виде «освобождения от выплаты дивидендов, отсутствия налоговых удержаний по процентам и роялти и содержания большого количества двусторонних договоров во избежание двойного налогообложения» и точечными решениями налоговых органов, которые индивидуально рассматривают дела многих транснациональных корпораций. По оценкам FSI, 60% сумм, приходящих в Нидерланды в виде роялти, немедленно перенаправляются в секретную юрисдикцию на Бермудских островах.

Расширенное меню

В европейской финансовой сфере известен не только «голландский сэндвич» (деньги в стране происхождения — фирма-прокладка в Нидерландах — офшор), но и «двойной голландско-ирландский бутерброд» (Double Irish — Dutch Sandwich).

Схема такова. Крупная компания, скажем, Google, сначала создает свою штаб-квартиру в Ирландии, а затем создает дочернюю компанию этой «ирландской» фирмы в налоговом убежище (Бермудские острова), передавая «дочке» права на интеллектуальную собственность.

Согласно ирландскому законодательству, фирма, прежде чем отправить роялти в «фискальный рай» на заморские острова, должна заплатить республике Эйре налог на отправляемые деньги.

Что, конечно же, в планы Google не входит — не для того всё делалось, чтобы сэкономить лишь маленькую разницу между объемом налогов, которые берут в США и в Ирландии.

Поэтому зарегистрированная в Дублине компания создает еще одну «дочку». На этот раз в Нидерландах. На которую и отписывает процентов 90–95 всех выполненных работ. За что и переводит новоявленным голландцам средства.

Не роялти — а честно заработанные производственные. Таким образом, львиная доля прибыли материнской компании превращается в ее расходы.

А роялти офшорной фирме будет платить уже нидерландский почтовый ящик — здесь этот вид выплат налогами не облагается.

Ирландия не считает Нидерланды налоговым убежищем, и потому препятствий для проведения платежей не возникает. Голландцы, в свою очередь, не считают «острова финансового счастья» территорией черного списка и «мировой прачечной». Прибыль, замаскированная поначалу под расход, а затем под роялти, становится наконец действительно прибылью компании. Но уже не облагаемой налогами.

Многонациональная корпорация Ларри Пейджа и Сергея Брина передвинула по схеме «двойного бутерброда» (Ирландия — Нидерланды — Бермудские острова) в 2014 году почти €11 млрд.

Из всех этих денег только €2,8 млн остались в Нидерландах в качестве налогов, уплаченных через голландскую «дочку» Google Netherlands Holdings BV, офис без сотрудников или какой-либо деятельности.

В 2017 году интернет-гигант провернул такую же операцию, но уже в объеме €20 млрд, а в предшествующий названному год перевел по устоявшейся дорожке €16 млрд.

Google, разумеется, не одинок. Корпорация Apple львиную долю своих европейских доходов перекачивает на счета «дочки» Baldwin Holdings Unlimited, зарегистрированной на Британских Виргинских островах.

Вся разница между «яблочными» и крупнейшим интернет-поисковиком лишь в том, что первые разбивают суммы на пять потоков, идущие через Apple Sales Ireland, Apple Operations Europe, Apple Retail Europe Holding, Apple Operation International и Apple Distribution International. Чтобы не очень бросалось в глаза.

В Бермудском треугольнике счастливо исчезают, становясь невидимыми для общественности, и прибыли производителя спорттоваров Nike (только за период 2010–2012 годов из Европы туда проследовало €3,3 млрд).

Согласно подсчетам испанского делового издания El Economista, за 2017–2018 годы европейские филиалы Google, Amazon, и Apple вывели в офшоры из-под налогообложения в странах Старого Света через «двойной сэндвич» €208,700 млрд.

Между прочим, по оценкам европейских экономистов, для спасения экономик стран Южной Европы, входящих в ЕС, потребуется не меньше €400–€450 млрд. Если в Брюсселе догадаются остановить реки прибыли, утекающие к офшорным «островам счастья», наверно, и голову не придется ломать, где найти недостающий евро на восстановление экономики, порушенной злодейкой-пандемией.

Источник: https://iz.ru/1007482/vladimir-dobrynin/kushat-podano-chto-takoe-gollandskii-sendvich-i-zachem-krupnym-korporatciiami

Все термины
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: